"СДВИГ" 1991, часть 2 (фестиваль МРЛ, АНЧ)


Что выросло, то выросло

15-16 декабря 1991 года. Знаменитый ДК Горбунова в Филевском парке. 5-летие Московской Рок-лаборатории - "Что выросло то выросло". Теперь после фестиваля уж точно ясно, что лаборатория "Что-то" вырастила, и это "Что-то" имеет свою устоявшуюся публику, толпу... И всем прекрасно ясно и видно, что больше половины зала пришли не на концерт. И надо бы посидеть, постоять, повисеть в зале, вкусить живительных струй децибелов. С другой стороны (почти все) присутствующие тусуются, пьют, курят и на музыку плюют.

Но в целом все это: помещение Горбушки, аппарат, сцена, зрители, музыканты - всё это единый организм которому здесь хорошо. Это клуб московских джентльменов удачи, это идея всеобщего неповиновения.

Это, по меткому выражению группы ДК, "Вот так вота!" А если кто хочет слушать музыку, тот ее послушает, будьте спокойны!

Пять лет отрыва! Вперед, дальше, глубже - вот что остается пожелать всем. Срывайте благоухающие цветы жизни - ведь вы живы!

Теперь о деле. В целом фестиваль дал понять, что музыку все играют клевую. Но, видимо, в связи со всей этой кутерьмой в стране, с разбалансированностью рынка, с надвигающейся войной, с полной задницей, которую мы имеем на сегодняшний день, музыка была нервной...

НОЧЬ ПЕРЕД РОЖДЕСТВОМ - одна нога в джазе, другая отплясывает "Семь-Сорок". Они нуждаются в своей среде и вторники не признают...

КЕПКА - истерично-медитативная музыка надтреснутого сознания. Музыкальная версия то ли Ерофеева, то ли Шукшина.

Пуще, роковее всех был музыкальный коллектив под названьем А-Ы Трэшем Трешор растормошили. No future - навеки! Fuck off, любимая! Мне надо сходить в туалет. Fuck off, сержант! Не пойду воевать - глисты! Ничего не хотят знать, живут на одних инстинктах. Их сексуальная энергия жжет как напалм. В общем, безыдейная, аполитичная, очень стильная группа.

Довыпендривался, сволочь!
Вечно надо больше всех
И теперь собачья рожа
Ходит словно Фантомас.

(М. Покровский, НОГУ СВЕЛО)

НАИВ - скандальное порождение фантазии непослушного подростка. Добрая группа с невероятно отвязным темпераментом. Пить, однако, надо меньше!

ЖЕНСКАЯ БОЛЕЗНЬ - вот такие вот девчонки! Куска металла мужикам не уступят. Одно слово, тургеневские девушки...

Утрированный образ телевизионных шоу - стреляй, рубай МОНГОЛ ШУУДАН - наган, анархия. Колбась всех налево и направо... Смешно, но стеба в этом мало...

...Сменив тогу и бахытку на джинсы и майку, поэт-отказник Вадим Степанцов стал совсем своим парнем. Пикник или капустник с элементами цирка, живым пионером в шортах, секс-шоу и шашлыками...

ТУПЫЕ - интеллектуальная атака на летающие шкафы. Азартный угар "Пиковой Дамы". Канделябром их, канделябром...

МАТРОСЫ, DIE SHWARZE KATZE - одни вытащили на сцену трон, у других он - в сознании. Но все равно овердрайв и оверфул!

ВА-БАНК и Т-34 - ветераны, им уже можно было бы сидеть на кухне и пить свой чай... Но... если внук пионер, если внук хочет рок, мы покажем пример мы дадим им урок. Изумительное качество, драйв, стиль - 5 баллов!

Вот и всё.
Ущерб, причиненный "праздником", составил 137 рублей 15 копеек.
Молодцы! Хорошо погуляли, культурно!

Фото: А. БЕЛЯНЧЕВ, Е. ВОЕНСКИЙ, О. УРУСОВА


Бибиревский блюз
Трезвые мысли группы АНЧ

Сдвиг-корреспондент: Откуда название?
Андрей Гернеза: По его кличке (показывает на Игоря Анчиполовского).
Игорь Анчиполовский: В принципе, нет. Есть такой тибетский иероглиф. Он обозначает границу между добром и злом. Такая философская вещь. Конфуцианство все это.

С: Вы увлекаетесь восточными философиями?
Анч: Да, в детстве. Сейчас, конечно, уже другие проблемы. Все женились уже.

С: Как начинался АНЧ?
А. Г.: Все в одной школе учились. Собрались как-то на кухне... Бывалоча, делать нечего и играешь на гитаре.

С: Оригинальный состав сохранился с тех времен?
А. Г.: Вот он (показывает на Анча).
Анч: Нет, еще Максим, бас-гитарист.
А. Г.: Да, он много музыки сочиняет... Потом заставляет разучивать.
Анч: Ну, и все мы - друзья, никого обижать неохота...
А. Г.: Есть старая фенька! Сегодня репетиции не будет, потому что пива нет! (Ха-Ха-Ха)
Анч: Кто сказал?
А. Г.: Нет ничего: ни портвейна, ни пива!
Анч: На самом деле Андрюша тоже знаменитый человек - он тоже много вложил в эту группу.

С: За что тебя из Э.С.Т.а выгнали?
А. Г.: Плохо играл на гитаре. Понимаешь? В Бундас надо было ехать... А там платят марками.
Анч: Понимаешь, так получилось. Их было четверо: 2 гитариста, Сагадеев, барабанщик. А в Бундасе марками платят. Они прикинули, что если Андрея выгнать, то больше каждому достанется.
А. Г.: 7 городов там? 2 гитары или одна - разница небольшая, а марки, они лучше делятся на троих.

С: Вы друзьями расстались?
А. Г.: С Сагадеевым общаемся... А вообще лидеры Э.С.Т.а с нами в одной школе учились, в одном подъезде жили. Все это сильно перемешано. Грубо говоря - бибиревская тусовка.

С: С какого года вы вместе?
А. Г.: АНЧУ уже год или полтора.

С: Кто был инициатором проекта?
А. Г.: Мы бренькали по ночам про Сахарова стихи. Анч давно их писал. А мы ему на гитарке подыгрывали.
Анч: Антисоветские стихи. Это ж тогда ... был!
А. Г.: А потом рок-н-ролл пошел. Мы думали - во! Бабки! А бабок нет. Слушали кассеты и давали друг другу.
Анч: Тогда мы думали, что ДИП ПЕРПЛ ..., а сейчас-то понимаем, что группа говно.
А. Г.: А потом нам сказали, что СЕКС ПИСТОЛС - нормальная группа, а сейчас решили, что нужно играть сложные мелодии.

С: Кто пишет слова и музыку?
А. Г.: Слова - Анч, а музыку Макс.

С: Процесс как-то пересекается или нет?
А. Г.: Часто говоришь: "Анч, ну напиши слова, ну напиши слова, музыка хорошая есть, а он говорит: "У меня ручки нету, она, говорит, под кровать закатилась, я ее достать не могу"... - "Ну, отодвинь кровать-то" - "Нет, лень". Вообще, его стихи не все хорошо ложатся на музыку.

С: Так как все-таки сочиняются песни?
А. Г.: Долго звонишь Анчу, чтоб он написал какое-нибудь стихотворение. Потом он приносит какую-нибудь чушь, ему говорят: "Плохо! Перепиши!" Он вообще выдумывает 2-3 клевых строчки, а потом ему становится лень, и он начинает просто подгонять. Халтура!

Анч: Почему? Например:

Куплю себе холодильник,
Там буду хранить еду.
Яйца хранить в ячейках,
Мясо хранить на льду!


Они говорят: "Не надо такого!"

А. Г.: А мы говорим, чтоб под рок-н-ролл было, чтоб коммерция какая-нибудь была. Ха-ха! Чтоб деньги шли. Ха-Ха. А он опять в андеграунд затягивает.
Анч: Вот такая свистопляска всегда, это Макс у нас попсой увлекается.

С: Какой?
А. Г.: Той, что по Супер Ченэл показывают, а он смотрит. Он ТВ смотрит - ему кажется клево. Ну ладно, давай про группу: Анч - поет, псевдоним у него Антон Драчко. Ему говорят: "Настаиваешь? А то будет путаница!" А он: "Настаиваю!" Я играю на гитаре, на басу - Макс Кузнецов - он музыку сочиняет, а на барабанах у нас есть один человек - Сергей.

С.: А о чем песни?
А. Г.: Песни такие... Сначала про Гитлера много сочинялось. В общем, тематика такая гнусная.
Анч: Да, социальный рок какой-то!

С.: С чем можно сравнить вашу музыку? Может, из западных кто?
А. Г.: Вообще мы плохо в этом разбираемся. А кто говорит, что мы - ВА-БАНКЪ, кто ДЕПЕШ МОД, кто БЛЭК САББАТ ранний. А сами мы как-то не можем определить.
Анч: А почему нам не платят за интервью ни копейки?
А. Г.: Анч! Хватит!
Анч: Я понял, а Дали сказал, что из-под пера писателя, художника должны алмазы сыпаться. Это один из критериев.

С: А вы хотите много зарабатывать?
Анч: Я - много.
А. Г.: Он (показывает на Анча) - да. А я нет. Понимаешь, за такую музыку мне никто и копейки не заплатит. Спокойно сижу, но не работаю. А у нас так: двое работают, двое нет.

С: Есть шанс для подобной музыки?
А. Г.: В совке?

С: Да.
А. Г.: Если ее изменить немного... Вообще, трудно сказать.
Анч: Нужно учиться.
А. Г.: Мы не думали, что у НАИВА диск сольный выйдет - думали, у нас быстрее. Ха-ха-ха. А оказалось - у них. Хотя кто знал?
Анч: А я на шее сижу у жены, она много денег зарабатывает. Барабанщика мы взяли по совету: один знакомый в дурдоме лежал, познакомился с ним и посоветовал. У них там группа была: гитарист - играл на венике, другой стучал ложками по табуретке, а третий пел.

С: В других группах кто-нибудь из вас еще играл?
А. Г.: Нет, я вот только в Э.С.Т.е, а другие? Другие нет. В ДК я еще играл - 2 репетиции. Они поняли и я тоже, что вторая гитара очень нарочно звучит.

С: Много концертов отыграли?
А. Г.: Да нет, штук 10. А гастролировали - да... Много приглашали, но без денег обламывает выезжать на панковские фестивали. А вообще, можно приехать, в бубен получить, две песни отыграть и уехать.

С: Хотелось бы гастролировать?
Анч: За деньги? Конечно!
А. Г.: По совку тяжело гастролировать. Я вот с Э.С.Т.ами ездил. Ну, конечно, интересно, но, с другой стороны, подвергаешь свою жизнь опасности. Страшно!

С: Гопников много?
А. Г.: Да. Из Свердловска, помню, еле живые уехали.

С.: Почему?
А. Г.: Да наезжают постоянно, или сам наедешь пьяный. А вообще, я сейчас Э.С.Т. не люблю вспоминать. Да и зачем куда-то ездить, если и в Москве можно поиграть.
Анч: На периферии такая музыка никому не нужна. ЛАСКОВЫЙ МАЙ если только...

С: Вы довольны тем составом, который у вас есть?
А. Г.: Да, все мы старые друзья.
Анч: Все с семьями, поэтому нет смысла ругаться, но играют все плохо.
А. Г.: Нет, хорошо! А вообще, гитариста собираемся второго взять, на одной гитаре уже скучно играть. Чтобы было четыре инструмента.

С: Расскажи, как писали первый альбом?
Анч: Пригласили из Э.С.Т.а гитариста и записались.

С: И качество хорошее?
Анч: Не знаю, но запись получилась совершенно некоммерческая. Зато в "Заразе" нас похвалили сильно. Правда, вот здесь на фотографии не наш барабанщик (тыкает в фотографию). Наш не соизволил прийти, поэтому взяли чувака просто с улицы. Все-таки, состав-то - 4 человека, а он не приехал. Да и какая разница-то!

С: Существовать за счет музыки сложно?
Анч: Я не надеюсь...
А. Г.: Я думаю... что нет. Судя даже по другим группам - кто уже раскручен. Они денег точно также не имеют, как и мы.
Анч: У нас же страна такая... Мозги нужно другие иметь. Это рок какой-то. Феноменальная популярность у дерьма. Самое обидное, что играешь, играешь - а воз все на месте стоит. Ведь стоит же мне "Зиг!" заорать, как толпа сразу на уши встает. Мне просто смешно, как будто 20 миллионов не погибло. Удивительно. Мне не понятно.

С: Вы себя относите к какой-нибудь стилистике?
А. Г.: Вот сейчас, что мы записали, - мы не хотели брать, - что-то жесткое. Специально записывали песни, где побольше музыки и поменьше слов вредных - без мата и т. д. Хотели записать что-то съедобное, хотя это, конечно, плохо. Ван Гог - ни одной картины не продал и помер, а сейчас за подсолнухи - 80 миллионов.
Анч: А мне нравится Дали! Рисовал, рисовал и бабки бешеные получал.
А. Г.: Нет, вот, что Ван Гог ни копья не получил - это клево!

С: А допустим, к вам подходит... "CBS".
А. Г.: Дело в том, что мы сейчас в таком положении находимся, что если бы "CBS" сказало, нужно сочинять танго, одни танго, мы бы с Максом сидели и сочиняли б одни танго... Утомляешься играть без денег... Хотя это честно. По большому счету - это плохо.
Анч: У нас страна идиотская. Там, анархия в фильмах, а у нас нужно все-таки что-то на место поставить: все же схватят палицы и бошки пойдут громить друг другу. Когда это от богатства - то анархия хороша, а когда от бедности - тогда, конечно, плохо. Я играю только из-за того, что мне нравится сцена. Мне в кайф. Может, болезнь какая-то.
А. Г.: Мы брали частные уроки. Этот учитель, наверное, и привил такую безвкусицу. Мы поначалу русские пироги всегда в музыку вплетали, а на самом деле - это блатняк какой-то, ведь настоящая русская музыка в гармониях, хрен разберешься.
Анч: Мы играем "Вагнеровский драматизм Джонни Роттена с поразительной лирикой Криса Нормана". Это про нас так в одной газетенке написали. Вообще надо нам решить, на что мы похожи.
А. Г.: А Анч, когда мы записывались, хоть он и покладистый парень, - наблевал.
Анч: Да у меня болезнь Боткина какая-то, как закашляюсь - сразу блевать охота.
А. Г.: Я думаю, это не болезнь, а Новый год перед записью прошел.

С: Я слышал, что студию, где вы записывались, гангстеры ограбили.
А. Г.: Записывались, прописали бас, барабаны, акустику. Я сдуру там примочку оставил "Хрензнаеткакую". Деньги за нее еще не отдал. Причем, я еще предлагал чайку попить. А Анч говорит: "Нет, нет. Надо ехать домой". Вот мы и уехали. А через час пришли пять человек с пистолетами. Загнали всех в комнату, и все вынесли штук на 250. Сейчас, вроде, аппарат стал всплывать по Москве. А милиция, как обычно, этим не занимается. Если сам найдешь - то найдешь. А так, милиция этим заниматься не будет. Украли все - даже катушку с нашей записью, хотя у них и сигнализация, ставни, и глазки, и решетки. Я думал, нас заметут...

С: На вас пало подозрение?
А. Г.: Нет, если бы мы записали все, а потом украли. А так? (ха-ха)

С: Планы есть писаться?
А. Г.: Да, хотелось бы еще песен 5-6 записать, чтобы альбом получился. Но, в общем-то, мы над будущем пока не задумывались.

С: А на каком языке песни?
А. Г.: Над этим тоже не задумывались. На английском петь только в проекте, а вот песня на немецком была.

С: Вы такие же в жизни, как и на сцене?
Анч: Вот какой я сейчас, я в этих же штанах выступаю на сцене.
А. Г.: Такие же, но выкрики наши про фашистов к нам отношениям не имеют. Мы не немцы.
Анч: У него просто дед на войне погиб! Когда я на сцене это орал, он орал, что дед погиб.
А. Г.: Да, фашистов я не люблю.
Анч: Да, я тоже.
А. Г.: Я не знаю, зачем Анч орет "Хайль Гитлер", ведь люди могут воспринять буквально, а я этого бы не хотел, и вообще это уже не музыка, а прокламация какая-то, хотя текст у нас не так важен, как, в прочем и у многих других советских групп.

С: Остались ли какие-нибудь впечатления от концертов?
А. Г.: Вот был у нас концерт, посвященный 100-летию Батьки Махно. Так Анч вместо того, чтобы коммерческую линию вести - организатора со сцены сбросил. Время истекло, а мы хотели побольше поиграть. Анч же у нас вечно обкуренный ходит. Взял и скинул... в народ.

С: И что?
А. Г.: Она упала туда, Анч начал громить аппарат, микрофоны, как гранаты, кидать в зал. Вырубили ему микрофон, чтобы он в него свои идиотские песни не пел, а он буйствовать. Нам нужно было сказать: "Все, спасибо". Но мы пьяные были. Остались бы в нормальных отношениях. А басист наш на том концерте вообще не играл. Полез на второй этаж по пьяни, говорил, за бабами, и упал - сломал таз и палец, прямо перед концертом. Но сам не помнит, мы его домой отнесли - оказался живой.
Анч: Но он у нас алкоголик. У него аллергия постоянно от того, что он жрет. Я ему: "Сделай семейное одолжение, пей полегче". А он: "Нет". Все равно пьет.
А. Г.: У него интересов нет никаких - только поет и играет.

С: А вы чем в свободное время занимаетесь?
А. Г.: Тоже у него сидим и жрем. Ха-ха! Совмещаем. А вообще я искусством очень интересуюсь, в последнее время Хлебникова начал читать.
Анч: Вообще у нас Андрюша эстет, утонченный человек.
А. Г.: У нас из-за этого в группе... Я - эстет, а Анч...
Анч: Мудак.
А. Г.: Не мудак, а какой-то циник. Макс - мещанин, а барабанщик - ему все по фигу. Реализуемся мы в музыке процентов на десять. Я рисую.
Анч: Он кончил...
А. Г.: Ничего я не кончил.
Анч: Во сука! Соврать не даст!
А. Г.: Вообще мы друзья друзьями, но вот подлянки такие друг другу закидываем... То жену, то друга трахнут, то в рожу дадут, то свои же на бабки кинут.

С: А почему?
А. Г.: Потому что мы воспитывались под влиянием друг друга. Нет, чтобы помочь. Вот жену трахнуть - хорошо? - Нет, - а жен друг у друга перетрахали. И после этого еще дружим.
Анч: Жены у нас тоже хороши - бляди. Думали - хорошие, а с другой стороны - все равно родные вроде... А вообще, каждый из нас хотел бы играть в своей группе: Андрюша в DOORS, я в MOTORHEAD.
А. Г.: Но когда я родился, DOORS уже распался. К тому же, я их ни разу еще не слышал. Сейчас зачем музыка играется? Чтоб мне в зале в каком-нибудь Чирика встретить - наколки новые посмотреть. Обменяться с кем-нибудь перстаком... Народ дурной стал.
Анч: Репетируем на базе, где он дворником работает. Он, собственно, там и работает для того, чтобы мы репетировали... Вообще, политикой мы не интересуемся, но я знаю, как избавить СССР от внешнего долга. Надо, чтобы Горбачев и политбюро заключили контракт на предмет их участия в порнофильме.
А. Г.: Я думаю, этих бабок не хватит.

С: Книжонки почитываете?
Анч: Стараемся.

С: А что нравится?
А. Г.: В общем-то, живо интересуемся литературой и философией. Только вот у нас все анархия, анархия, а "Государственность и анархия" Бакунина не могу найти. Бакунина просто нигде не купить. Ничего об анархии сказать не могу.
Анч: Гопники, кстати, страшная вещь. Меня вот даже публика иногда пугает, и, мне кажется, что я вот такой своей музыкой к чему-то плохому их подталкиваю.
А. Г.: Если бы мы не подталкивали, другие бы подталкивали.
Анч: Но если задуматься - это очень плохо. Менторства не нужно, но вслед за толпой мы сами прекращаем думать. Получается немыслимая вещь. Мы не делаем денег, не выполняем никакой другой цели.

С: А какие совковые группы нравятся?
Анч: ДК, ЗВУКИ МУ... А вообще мне музыка не нравится. В совке хорошего мало.
А. Г.: ЗООПАРК мне нравится, НАИВ тоже ничего.
Анч: А чего-то вообще ничего нет ни планов, ни целей, вообще ничего. Пустота какая-то. Кроме того, чтобы трахнуть свою жену сегодня вечером...
А. Г.: Скорее, как избежать этого.
Анч: Ха, ха.
А. Г.: Скажи, интервью давал 4 часа, устал, надо мыться.
Анч: А хочешь, я коробок с носа собью, я у-шу занимался по школе Чой. Семь лет.
А. Г.: Покажи, Анч!!
Анч: У нас же не видеоинтервью (Анч ставит на нос коробок).
А. Г.: Кстати, только из-за этого его взяли в группу и так назвались. Короче, слуха у него нету.
Анч: Я в 10-м классе сбрил брови. Учительница спросила: "Зачем?" Я говорю: "Чтоб лучше вас видеть!" Ха-ха. Андрюха ко мне пришел, посмотрел, - у меня бровей нет, - и ушел.
А. Г.: Я испугался! А вообще, у нас бред-клуб был. Еще году в 1983-м одевали навыворот куртки, вениками друг друга хлестали в метро, мыли там пол. Причем не просто принуждали себя, а нравилось.
Анч: Я даже голым по метро скакал. У меня фотография есть. Шокировали.

С: А что люди?
Анч: Смотрят, что им делать?
А. Г.: У нас сейчас мода менять фамилии. Я ему говорю, может, "Муха"? Чтобы были модные, неординарные.

С: А вы бы уехали отсюда?
Анч: Нет, страшно. Тут квартира есть. Корм и место. У голубятников есть такое понятие: место, корм и лет.
А. Г.: А я просто не хочу.
Анч: Самый кайф пошел, в мутной воде ловить нужно. Хотим затмить звезду БОН ДЖОВИ!!!

Интервью брал М. КОЧЕТКОВ








Фото: А. БЕЛЯНЧЕВ, Е. ВОЕНСКИЙ, О. УРУСОВА

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 01 сентября 2010, 09:18
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.005