"Ленинская Смена" (Горький) 14.06.1989 (III фестиваль Нижегородского рок-клуба)


ЭТА МУЗЫКА БУДЕТ ВЕЧНОЙ, ЕСЛИ...

Закончился третий фестиваль Нижегородского рок-клуба. Обычно после подобных мероприятий город Горький гудел, спорил, делился на группы, отстаивающие то или иное мнение...
Нынешний рок-фестиваль скорее напоминал семейный праздник — все происходило в своем рокерском кругу, без помощи и участия официальных инстанций. Может быть, еще и поэтому итоги фестиваля «выливаются» на газетную полосу не в виде бурной дискуссии непримиримых сторонников, а тихой камерной беседой двух зрителей — Александра ПЛЕХАНОВА, участвовавшего в I областном рок-фестивале в составе НОВЫХ СКАЗОК, и секретаря Нижегородского рок-клуба ведущей рубрики «Музыкальная среда» Светланы КУКИНОЙ.
Впрочем, если у читателей, бывших зрителями на рок-празднике, есть свое собственное мнение, мы готовы поспорить. Поэтому читайте, вспоминайте и пишите нам по адресу:
603600, Горький, ГСП-418, ул. Свердлова, 7, «Ленинская смена», «Рок- 89».


А. П. — Третий Горьковский рок-фестиваль закончился. Прошел он, в отличие от первых двух, тихо-мирно и был в известной степени предсказуем. Достаточно сказать, что благодаря мощному упреждающему отбору на него попали уже всем известные рок-фавориты, более-менее постоянные в своем развитии, да несколько оригиналов (НЕЧИСТАЯ СИЛА, ПолГПД), но и те уже достаточно изучены.

С. К. — Мне кажется, группа прослушивания переборщила в упоении властью. Рокерский пуризм привел к тому, что музыкальная палитра отобранных рок-групп оказалась одноцветной, если не блеклой. Например, полностью выпали арт-рок и авторы-исполнители, очень скудно и невыразительно были представлены «тяжелые» группы. Их даже на определенном этапе подготовки хотели было вообще не включать в программу.
Конечно, и количественные ограничения сделали свое черное дело. Если я не ошибаюсь, во время прослушивания нужно было отобрать всего пять групп. Остальные проходили автоматически, как лидеры рок-клуба. На первом фестивале была хорошая практика творческих мастерских, на которых выступали не слишком опытные музыканты. Лучшие из них попадали в конкурсные концерты. Может быть, стоит вернуться к этой практике?
Кроме того, можно было бы ставить в концерт не всю программу, а две-три вещи, удовлетворяющие придирчивым вкусам группы прослушивания. Играл же ШЕРЛ всего три вещи, никому от этого хуже не стало. Сейчас, когда фестивальная усталость забыта, мне кажется, что можно было бы слегка «догрузить» программы концертов. Общий уровень фестиваля не проиграл бы.

А. П. — Так или иначе, а на фестивале получилась картина «запрограммированных открытий» и «равномерного поступательного движения» в развитии рок-музыки Горьковской области. Оно, может быть, и неплохо, да только как-то спокойно было, и спокойствие это переходило в скуку...

С. К. — Да, на этот раз была полная тишь да гладь. Но это и показало, что рок-клуб вполне справился с фестивалем. Кстати, нелишне похвалить за беспредельный оптимизм и наступательную уверенность, директора МЦ Московского района Вячеслава Уланова и администратора рок-клуба Игоря Крупина. Все-таки основная заслуга в проведении фестиваля принадлежит им.

A. П. - Но фестиваль не стал праздником. Он прошел на самой дальней и, пожалуй, самой худшей площадке города — в Зеленом театре Сормовского парка. Акустика концертов оставляла желать много лучшего. На предыдущем фестивале, который проходил на худшем аппарате, но в более приспособленном помещении, звук был практически такой же.

С. К. — Хочу возразить. Аппарат был прекрасный, но советы доброхотов, которые «стояли над душой» звукооператора, не всегда шли на пользу звуку. Культура звука у большинства наших музыкантов эмбриональна, это общая и затяжная беда.

А. П. — Второе следствие Зеленого театра — малочисленность публики, добравшейся до этого заповедного уголка. Зрительские места заполнялись максимум наполовину. К тому же, перенос сроков фестиваля на начало июня автоматически отсек большую часть потенциальной аудитории, студенчество, которому пришлось выбирать между музыкой и сессией. Поэтому лавочки в основном заполняла «тусовка» — верные фаны. Но ведь им не нужна музыка. Они ходят на концерты покурить, потрясти «хвостиками», покрасоваться, дождаться ближайшего «прикала» и умчаться за пивом.
Я бы сформулировал главную проблему, поставленную фестивалем, так: рок в Горьком перестал быть властителем дум, завоевателем сердец поколений. Поначалу яростно боровшийся против «попсового» налета, ширпотреба и казенщины, он теперь идет к другой крайности и постепенно превращается в некий элитарный снобистский островок, где все замыкается в порочный круг. Музыканты вырастают из «тусовки», но не идут дальше. Они поют о «тусовке» и для «тусовки».

С. К. — Конечно, убавились еще и металлисты, и те, кого раньше в рок-концертах привлекала только скандальность, острота и элемент запретности. Сейчас по всей стране говорят о спаде зрительского внимания к концертам. Впрочем, концерты Сергея Минаева, в это же время проходившие во Дворце спорта, были аншлаговыми. А он считает, что его основная публика — это как раз студенты...

А. П. — Однако вернемся к музыке. Стилистически группы, выступавшие на фестивале, я бы разбил на три направления. Это традиция, хардово - металлический фланг и «новая волна». Последняя когорта была наиболее многочисленна (из пяти лауреатских мест — три, если считать панк-рок предтечей «новой волны»). Этот выбор кажется несколько искусственным и определен, как мне кажется, вкусом членов отборочной комиссии и жюри. Согласен, что стилистика этого направления сегодня нова и во всем мире достаточно модна. Я не уверен, что она достаточно характерна для отечественного рока. На концертах было хорошо заметно, что горьковчане пока не очень сильны в «гитарной волне», лучшем из выступивших в этом стиле мне кажется глубоко романтичная ленинградская ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА, очаровавшая многих минимализмом средств и богатством фантазии.

С. К. — Кстати, буквально недавно единственным представителем стиля был в городе ХРОНОП. Меняются времена! Но у меня появляется крамольная мысль: приверженцы этого стиля, как правило, не отличаются виртуозностью. У нас, во всяком случае. Может быть, «волну» просто легче играть?

А. П. — Из традиционалистов, выступавших на фестивале, по крайней мере две команды заслуживали звания лауреатов: НИЖНИЙ НОВГОРОД и ПолГПД. Почему НИЖНИЙ НОВГОРОД не стал таковым — это тайна, недоступная уму простого смертного. На их выступлении я не видел равнодушных лиц, а в музыкальном и текстовом плане группа объективно прибавила. Может быть, дело в том, что они живут далеко от Горького и не вписываются в «истинно нижегородскую «тусовку»?..

С. К. — Совершенно согласна и добавила бы еще одно имя. Это СПАРТАК из Уреня. Не знаю, как насчет лауреатства, я бы ввела что-то вроде категории «музыканты, заслуживающие большего признания». У СПАРТАКА столько плюсов в музыкальном отношении! Мне очень понравился бас-гитарист, у него ходы действительно традиционные, но все очень к месту, органично, красиво, в конце концов! У вокалиста прекрасные данные, интонирует отлично. А потом, человек пел со сломанной рукой, ему же приз за мужество нужно было дать! И вещи есть замечательные — «Идут солдаты Босха», «Колыбельная». «Колыбельная» меня вообще потрясла. Безмятежное название, нестандартная аранжировка — Алексей Петров с гитарой и какие-то хрустальные колокольчики на «Ямахе», звучание почти как у челесты в балетах Чайковского. И на этом странном вкрадчивом фоне такие зловещие и раздирающие слова: «Здравствуй, Иуда. Я к тебе в гости... Старая сволочь. Чуешь добро? Бог тебе в помощь, а бес-то в ребро».

А. П. — Но уж если бы ГПД не отметили, я окончательно потерял бы веру в справедливость. Их совместное выступление с А. Хрыновым украсило фестиваль и напомнило нам, в какой стране и в какое время мы живем. Я не знаю, насколько прочен союз Чигракова и Хрынова, но сегодня такую программу не стыдно показать где угодно.

С. К. — А они и показывают. В Харькове, например, они стали любимцами публики, «гвоздем» «Рок-турнира-89». Пожалуй, выступления ПолГПД ждали с максимальным напряжением. Все-таки самый неожиданный сюжет: бывшая «лучшая металлическая группа Союза», как год назад была титулована ГПД в Москве на фестивале «Рок-периферия», и Алексей Хрынов, легко завоевавший публику во всесоюзном масштабе...
Конечно, какие-то оттенки пропали. Две такие матерые личности — Чиграков и Хрынов — определенное взаимоуничтожение было спонтанным и неминуемым. Но того, что Сергей Чиграков называет «русским» роком, в новой программе было в избытке. Многие вещи А. Хрынова от этого союза бесспорно выиграли, например, «Летят самолеты», которая исполняется на голоса под моторный рокот барабанов. Очень хорош «Солдат», по-моему, самая драматичная песня А. Хрынова. Такое богатство оттенков!
Хороши новые хиты ГПД — «Перестройка», «Демонстрация», «Паспорт». Вообще группе стало очень легко подпевать. Правда, программа сырая, точнее, неотшлифованная, где-то разваливается партия бас-гитары, где-то фальшивят голоса, все-таки не грузинский хор. Да и музыкальные возможности они напоказ не выставляют. Но Чиж своим энергетическим потенциалом, своей искренностью вытащит какую угодно программу. Важна атмосфера песни! Я видела, как в закрытых залах он магнетически притягивал людей к себе, к сцене, и в зале появлялся единый организм, певший вместе с ним, бушевавший в едином порыве. Это и есть праздник. Жаль, что наши зрители были слишком разобщены. Не получилось такого эффекта.

А. П. — Неожиданно выросла и выделилась НЕЧИСТАЯ СИЛА. Если второй фестиваль подарил им полный провал, то третий — полный триумф. НЕЧИСТИКИ удивительно быстро прогрессируют в музыкальном плане, а с учетом неподражаемого шоу они, я думаю, без труда «уберут» превозносимые до небес ВОПЛИ ВИДОПЛЯСОВА.

С. К. — Илья Похлебкин, конечно, лучший шоумэн города и его окрестностей. Помнишь его судорожный танец маленьких лебедей? Их бы в пару с Мамоновым поставить. Я наконец-то поняла, что панк — это очень весело и ничуть не пошло, Илья блестяще балансирует на необходимой грани. Имеет же человек абсолютное чувство меры! Впрочем, нет, не имеет. Иначе не довел бы горло до беспомощного состояния и выступил бы в гала-концерте.

А. П. — МИССИОНЕР в числе лучших, по-моему, авансом. Конечно, Женя Булдаков — отличный вокалист и неплохо двигается. Но к остальным музыкантам — масса претензий. Я думаю, их вряд ли может устраивать общее мнение, что МИССИОНЕР — это один Женя.

С. К. — Однако против правды не пойдешь. Все держится на его драйве (просто какой-то сгусток энергии), на его прекрасном голосе (вот только поет «на связках», не заработать бы ему узлы, ну где нашим рокерам заняться постановкой вокальных данных?).

А. П. — Выступление ХРОНОПА мне показалось неудачным. Во-первых, звукооператор сделал группе какой-то странный басово-барабанный саунд, отодвинув гитары и голос на второй план. Выступление в гала-концерте у них сорвалось. Во-вторых, я не услышал ничего принципиально нового. И это при том, что мы привыкли к лидирующему нестандартному положению ХРОНОПА в горьковском роке. Если так будет идти дальше, то наследники Хулио Кортасара рискуют затеряться в стремительно разрастающемся потоке «кью»- и «ю-ту»-подобных групп.

С. К. — Вот что значит неудачно выбрать себе место. Я слышала конкурсное выступление ХРОНОПА из-за забора — прекрасно! (Хотя фраза и звучит двусмысленно). По сравнению с прошлым годом ХРОНОП утратил одну краску — саксофон Игоря Тычинина. Но не стал хуже. Я открыла для себя гитариста А. Терешкина, басиста И. Максимова. Их упорные репетиции дали отличные плоды. Вадик Демидов написал замечательную песню: «Тебя я не жег в печальном костре рок-н-ролла». Такой щемящий и горький образ, ну просто Джим Моррисон! Отличный поэт Вадик Демидов. А то, что ты не услышал ничего принципиально нового... Люди честно и последовательно идут по выбранному пути, и качество здорово растет. Это плохо?

А. П. — От хардово-металлической фракции в гала-концерт выдвинули ШЕРЛ. Владимир Быков — искусный гитарист, да и к остальным музыкантам никаких претензий, и... все. Что еще сказать, не знаю. Юношей, с цепями на шеях, которые дико возбуждаются при первых звуках «металлизированной» музыки, среди фестивальной публики не было. А те, кто присутствовал, встретили ультракороткую программу ШЕРЛА весьма сдержанно.
Итак, третий фестиваль окончен. Лучше стали играть музыканты, чище стал звук, меньше накладок. На сегодня все ясно. Что же дальше?

С. К. — Хочется верить, что и на этот, и на другие вопросы мы будем искать ответы сообща. Правда, горьковские рокеры, в отличие от поклонников Юрия Шатунова, в газету пишут редко, предпочитают отделываться телефонными звонками и разговорами при встречах. Но все-таки стоит не только спорить по принципу «нравится — не нравится», не только поверять практикой «сколько людей — столько мнений», но и задуматься, как повышать общую культуру музыкантов и ценителей. Как сделать, чтобы лауреатства на рок-фестивалях давали не только моральное удовлетворение, но и материальные плоды, деньги, инструменты, рекламу, выход на телеэкраны? Как все-таки обеспечить буфет, так необходимый на фестивале? Кофе? Наконец, где взять техническое оснащение, позволяющее совместить прелести Вудстока, концертов под открытым небом, и нормальную акустику, современный свет, порядочную сценографию?
Но это, кажется, из области мечтаний...

Фотографировал Владимир ХРОМЕНКОВ

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 02 сентября 2009, 23:28
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 5 / 0.002