"Московский Комсомолец" 12.03.1987 (Н. Мейнерт о фестивалях)


Сыграем в фестиваль?

ОКАЗАВШИСЬ в центре внимания, рок-музыка, похоже, выходит за те границы, которые можно назвать разумными. После стольких лет недомолвок, критических разносов, случайных записей — встреча лицом к лицу с рок-музыкой многих скорее всего разочарует. До сих пор мы имели дело с эстрадным исполнением, рассчитанным на самую широкую аудиторию. И эталоном являлся шлягер, а шлягер — сознательно упрощается, избегает конкретной персонализации, стараясь угодить на всех и каждого. В общем, делается «массовым».

Иное дело — рок. Здесь ставка на своего зрителя, слушателя. Каждое из имеющихся направлений в рок-музыке специфично и соответствует определенному взгляду на мир. Причем все это может совпадать с традиционными положительными идеалами, а может быть направлено прямо против них. Что ж делать, таков рок — противоречивый, полярный, взаимоисключающий. Смешивать в единое целое или даже просто совмещать одно с другим недопустимо уже в границах самой рок-музыки. Еще большая ошибка — переносить на нее те закономерности, которые вполне успешно функционируют в иных сферах музыкального творчества. Недооценка особенностей приводит к ситуациям, доходящим до абсурда.

Ну, например, чья светлая мысль соединила в программе Росконцерта в Таллине в одно выступление Владимира Винокура и группу КРУИЗ? Конечно, в ходе наметившихся переоценок можно говорить о некой «рокеизации» нашей музыкальной жизни. Но в данном случае: Винокур стремится ассоциироваться с «металлом» или КРУИЗ следует рассматривать как продолжение пародийной эксцентрики? И на какую публику делался расчет? Вряд ли последствия вынужденного приобщения к искусству «в нагрузку» послужат дальнейшему сближению разных по возрасту и мировоззренческим особенностям групп зрителей. В то же время и то, и другое самоценно в отдельности, а уж тем более в соответствующем контексте могло бы только выиграть, не провоцируя «конфликтную ситуацию».

Подобные казусы имеет смысл учитывать и при составлении концертных программ, и особенно при организации разного рода масштабных музыкальных мероприятий, традиционно называемых фестивалями, иногда даже с прибавкой «рок». Очень похоже, что следующим этапом после пронесшейся моды на рок-клубы станет мода на рок-фестивали. Или уже стала...

Аналогичные разовые действа прошлых лет (Таллин-76 и 77, Тбилиси-80 и многие, многие другие), а также сохранившие свою традиционность музыкальные дни в Тарту, смотры-конкурсы Ленинградского рок-клуба, «Рок-панорама-86», хоть и дают определенный опыт, но далеко не всегда позволяют делать правильные выводы. Все эти музыкальные «панорамы» до сих пор ориентировались на избранную «роковую» публику, ибо попасть в относительно маленькие залы, где проводились концерты такого рода, могли лишь приобщенные к таинствам рок-жизни.

Надеяться на то, что вся потенциальная аудитория наших многотысячных концертных площадок будет воспринимать подобную музыку так же, как экспериментальные околоклубные круги, пока не приходится. За пределами рок-клубных сцен о рок-музыке бытует представление весьма смутное. И это при глобальном, громко выражаемом, словесном желании молодежи слушать только рок с утра до утра. Тот ли рок имеет она в виду, который в состоянии предложить АЛИСА, АКВАРИУМ, ЦЕНТР, ЗВУКИ MY, НОЧНОЙ ПРОСПЕКТ, КИНО и прочие наши признанные и непризнанные корифеи? У каждого из названных коллективов есть своя заметная группа почитателей, но кто ее составляет? Насколько она многочисленна? И что является привлекающим стимулом: овеянный дымкой запрета нонконформизм, точность образов или современность (порой весьма спорная) формы?

Трудно сказать, требуют ли эти вопросы немедленного ответа. Со временем многое разрешится само собой и, очень может быть, не всегда безболезненно. Движение, идущее как в соответствии с предшествовавшими прогнозами, так и вопреки им, уже имеет место. В КАЧЕСТВЕ примера можно привести локальный эксперимент, проведенный в Куйбышеве. Я бы не рискнул назвать происходившее фестивалем, но участие в концертах представителей трех городов (рок-группы Москвы, Ленинграда, Куйбышева) ставит данное мероприятие несколько выше уровня местного значения. Сам размах — неделя постоянных концертов с довольно оперативным освещением в областной прессе — тоже заслуживает внимания. К сожалению, этого размаха не хватило на решение целого ряда организационных и аппаратурных проблем — знакомая болезнь многих рок-мероприятий периода становления.

Среди участников: ЦЕНТР, НОЧНОЙ ПРОСПЕКТ, БРИГАДА С из Москвы; СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК и ДЖУНГЛИ из Ленинграда, и местные группы: ПОЛЮС, СЕДЬМАЯ СТУПЕНЬ.

По ходу действия складывалось впечатление, что публика ждала чего-то иного. Само состояние ожидания, желание удовлетворить интерес1) чувствовались так же ощутимо, как и последовавшее разочарование. И дело здесь не только в явно неудачном помещении (часть концертов проходила в здании куйбышевского цирка) и не звучавшей поначалу аппаратуре — хотя, конечно, такие условия первого знакомства с новой музыкой могут создать весьма превратное представление о возможностях музыкантов. Важно все-таки другое — сама музыка оказалась неожиданно новой. Слышали о роке много, но все больше на словах...

Словесное описание музыки — даже столь блестящее, как у Томаса Манна в «Докторе Фаустусе», — преобразуется у каждого в свое представление об этой музыке. В нашем случае — музыке рок.

Гости Куйбышева создавшемуся представлению соответствовали мало. ЦЕНТР — группа, которую Василий Шумов увел на «плоскогорье Лэй», совершенно не заботясь, смогут ли туда добраться неискушенные рок-почитатели. Своя стилистика, своя романтика — далеко не всем понятная и далеко не всеми принимаемая. Особенно в Куйбышеве. (Да и в Москве тоже).

НОЧНОЙ ПРОСПЕКТ запутал слушателей в доморощенных интеллектуальных лабиринтах. И местным любителям «жесткого металла» не оставалось ничего другого, как гневно вопрошать: «И это рок? Ну тогда я — Ричи Блэкмор, а наша группа из 7-го ЖЭУ — ДИП ПЁРПЛ».

Легче было СОЮЗУ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК — непритязательная музыка и амплуа «героя-любовника» оказались и ближе, и понятнее. А также — что немаловажно — хорошо вписались в цирковой антураж. Рок-н-ролл — это вам не «новая волна», и публика с воодушевлением приняла предложенные СОЮЗОМ правила рок-н-ролльной игры.

Ретроспективы типа куйбышевской дают возможность хоть чуть-чуть расширить представление о происходящем в нашей рок-музыке, представить последствия ее выхода на самых разных зрителей. И тех, кто «за», и тех, кто «против».

В ПРИНЦИПЕ у рок-музыки не должно быть очень многочисленной аудитории. Такой, например, как у эстрадного шлягера. Главное — возможность выбора, наличие альтернатив, поиск своей музыки и себя в музыке. Мы все разные, по-разному и стремимся себя выразить: через брейк или вальс, рок-н-ролл или танго. Через «тяжелый рок», диско или «новую волну». Одни отстаивают свое право высказаться и быть понятыми, другие ищут единомышленников и наставников. Одни прорываются на сцену, другие — в зал. Куйбышевские концерты — иллюстрация этого небеспроблемного процесса. Вероятно, не последняя.

Н. МЕЙНЕРТ,
социолог


1) Газета «Волжский комсомолец» (14.XII.86) отмечала: «...При практически полном отсутствии рекламы поступило заявок на 60 тысяч билетов...»

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 01 августа 2009, 11:27
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 5 / 0.003