"Московский Комсомолец" 22.02.1987 ("Фестиваль Надежд-87")


Обманутое доверие
репортаж с пристрастием с фестиваля рок-лаборатории

Ну что за дела? Что ни суббота, то какой-нибудь фестиваль. В один из январских дней, к примеру, в адрес «Звуковой дорожки» поступило сразу три приглашения на концерты, которые организаторы обозвали «фестивалем». Да, конечно, многое изменилось — время безрадостного бытия неуемных болельщиков отошло на задний план. И многие, может быть, даже позабыли дни, когда вся публичная рок-жизнь столицы сводилась к скоротечным гастролям ДИАЛОГА или ВИТАМИНА раз в полгода.
А что мы видим сегодня — в эфир и на концертные площадки хлынула рок-лавина. Причем порой смывая на своем пути все, что было создано «до того». И если в эфире пока это почти не чувствуется, то на концертных площадках уже явно ощущается.
Этот неутомимый союз молодых московских музыкантов преподнес недавно любителям музыки сюрприз (как в прямом, так и в переносном смысле), проведя в ДК им. Горбунова первый «Фестиваль надежд» — своеобразный творческий отчет о проделанной за полгода работе.
Это мероприятие, пожалуй, ближе напоминало фестиваль — довольно внушительной была концертная программа (21 группа за 2 дня), оформление сцены и фотоэкспозиция. Были и жюри, призы, рок-атмосфера, пресса.


«ТЯЖЕЛЫЙ» ДЕНЬ

ФЕСТИВАЛЬ начал свой путь масштабным представлением музыки «хэви-металл». Почему «металл»? Похоже, он настойчиво утверждает новую иерархию в нашей рок-музыке. О чем недвусмысленно было заявлено в композициях «Горячий металл» (группа МАРТИН), «Сбор металлолома» (группа 99 ПРОЦЕНТОВ) на фестивальном концерте. (О том же помпезные опусы группы ЧЕРНЫЙ КОФЕ, перешедшей недавно в профессионалы и сдавшей на днях программу художественному совету). Что это: металломания или веление времени?

Трудно дать однозначный ответ. Как и любой моде, «металлу» рано или поздно придет конец. История всей международной поп-музыки неоднократно доказывала быстротечность того или иного музыкального явления, моды на стиль музыки. Но пока музыка «хэви» весьма популярна у столичных подростков-малолеток (отметим — в основном столичных).

Явление было принято, и жанру в столице открыли «зеленый свет». Так покажите, на что способны, чему научились. Но что мы увидели? Профессионалы довольно быстро, а главное, продуманно, оценили ситуацию и сделали попытку внести в пришедший с Запада музыкальный стиль свою «изюминку» (хотя претензий, конечно, хватает). Любители пошли иным путем.

Насмотревшись видео и пролистав десяток западных журналов, они представили на суд зрителей чистейший плагиат с единственным отличием от зарубежного аналога — песни поются на русском языке. Плагиат во всем — в агрессивной манере поведения на сцене, в размахиваниях микрофоном, в размалеванных гуашью физиономиях с черными крестами и обильных натуральных металлических побрякушках на кожаных куртках.

Публика на концерте «тяжелого» дня тоже немало информирована о том, как «надо себя вести на концерте» (точнее, как не надо). Знак «козы» (уверены, никто из подростков даже близко не представляет сущность знака) и массовый экстаз с раздиранием элементов верхней одежды сопровождали почти каждое выступление. Апогея «представление» достигло тогда, когда музыкант на сцене разломал стул.

ЛЕГИОН вызвал больше всех споров в первый день: от восторженных охов («вот класс!») до гневных причитаний («все, что угодно, но это не «металл»). Предпосылка сильного духом героя не отчуждает «тяжелую» музыку от тем вечных: лирики, любви, романтики. Правда и то, что из нынешнего дня московского «металла» трудно что-то соотнести с известными романтическими образцами прошлого. Но, кажется, прозвучи сейчас тема «Листопад» из репертуара ЛЕГИОНА по радио или ЦТ, она могла быть достойно оценена более широким кругом слушателей.

Но нельзя ограничиться только плюсами. Если сравнивать все эти коллективы с филармоническими ансамблями, играющими в этом жанре, то наглядно видно отсутствие технического мастерства (главного компонента «металла»). И помочь ребятам может лишь постоянное творческое общение с профессионалами. А то ведь как получается: музыкантам дали возможность играть, показать все, что они умеют, а показать-то в большей степени пока нечего.

ВСЕ НАОБОРОТ

ЖАРГОННОЕ словечко «попс» утвердилось в рок-лексиконе. Пришло оно к нам из Ленинграда, но уже приобрело свою столичную интерпретацию. Свистящая «с» на конце глубоко отличает его от патриархального термина «поп-музыка», всяких вариаций на тему «Модерн макинг» — «Макин токинг». Весь остальной рок, кроме музыки «хэви», есть звучный «московский попс». В рок-лаборатории он почти в ранге официального термина. И второй день фестиваля с полудня и до полуночи был парадом попс-групп, их музыки и их идей.

Очень скоро объявился «герой», вызвавший форменный скандал. Группа ЧУДО-ЮДО, второй номер программы, лишила многих спокойствия на весь оставшийся день. Что же натворило это ЧУДО?

Есть общепринятые морально-этические нормы, единые нравственные ценности в обществе, преступление которых не может быть оправдано никакой эксцентричностью. Не может быть оправдан и обман.

ЧУДО-ЮДО обмануло и подвело многих людей. Худсовет рок-лаборатории утверждал программы всех групп, выступивших на фестивале. Была утверждена программа и у этой группы. Но зрители ее не увидели. Зато они увидели истеричный и хулиганский панегирик извращенному мироощущению и бессмысленной скабрезности. Участники группы убеждены, в глубокомысленности надувания презервативов и открытой матерщины на сцене. ЧУДО-ЮДО не только дискредитировало себя. «Оно» обошлось очень подло со многими людьми, которые болели за музыкантов и доверяли им. Смогут ли они сейчас смотреть этим людям в глаза?

Доверие, которое было оказано молодым музыкантам, буквально за 15 минут было превращено в дешевый балаган, в полную бесконтрольность и вседозволенность. Точнее, в открытое хулиганство. И, к сожалению, не нашлось в зале ни одного человека, который смог бы прекратить безобразие, творившееся на сцене. Неужели «игра» с противозачаточными средствами и матом может быть оправдана стремлением к эксперименту и поиску новых форм выразительности? Нет, шутовству и дряни не может быть никакого оправдания.

В нашем обществе сегодня все заметнее и весомее ощущаются освежающие демократические перемены. То, что любители рока могут открыто обменяться своими мнениями и взглядами на любимую музыку, тому свидетельство. Но это вовсе не значит, что вседозволенность и плохо пахнущая вкусовщина могут быть выданы за поиск в искусстве, что продемонстрированные со сцены образчики псевдокультуры могут быть противопоставлены истинному музыкальному творчеству. И нас законно возмущает, что руководители и организаторы этого «фестиваля» не смогли остановить, дать принципиальную оценку пошлому фарсу, разыгранному на сцене, и противопоставить этому по-настоящему интересную, ищущую музыкальную молодежь, которая, без сомнения, есть в рок-лаборатории.

УЧЕНИКИ И УЧИТЕЛЯ

ДАВАЙТЕ теперь разберемся, что представляет собой сегодняшний день рок-лаборатории? Вчерашний — понятно. Под «крылом» лаборатории были объединены молодые люди, которые еще недавно собирались на квартирах, в комнатушках ЖЭКов, записывали и распространяли фонограммы. Им дали возможность выступать с концертами, многие получили репетиционные базы, их тарифицировали, а лучшие из ансамблей перешли на работу в филармонии (БРАВО и ЧЕРНЫЙ КОФЕ), некоторые на ближайших подступах к такой работе. Вот тут и кроется первый «нюанс» — по идее переход на более высокую ступень музыкального развития должен происходить торжественно. Здесь же любой переход в «профи» сопровождается всеобщим порицанием.

В моральном климате тоже особо не ощущается свежего воздуха. В оценке того или иного музыкального явления преобладают вкусовщина и деление всех музыкантов и групп на рок нормальный и ненормальный, прогрессивный и нет. В свое время профессиональные поэты и музыканты предлагали любителям занятия по совершенствованию их творческого процесса. Но отклика такие предложения не нашли.

Слово «лаборатория» недвусмысленно говорит о том, что это рок-объединение представляет собой некое исследовательское учреждение, для которого свойственны поиск и смелый эксперимент, общение со старшими коллегами по жанру. Лаборатория означает и то, что на основе определенной методологии, уроков и опыта прошлого музыканты должны искать что-то новое.

«Эксперимента» в виде ЧУДА-ЮДА, как видим, хватает. А вот с поиском и профессионализмом дела обстоят гораздо хуже. Поговорите с музыкантами — с ума сойти! Они уже все знают, все умеют. Получается, что лаборанты превзошли в умении учителей — музыкантов, посвятивших рок-музыке 15—20 лет.

Мы вовсе не призываем закрыть рок-лабораторию. Но события показывают, что настало время остановиться и трезво оценить сложившуюся ситуацию. Очевидно, настал момент, когда всем, кто заинтересован в развитии музыкального вкуса нашей молодежи, пора перейти к активной помощи молодым музыкантам.

Закончить столь необычный по форме репортаж с пристрастием хотелось бы на оптимистической ноте. Слушая группу ВА-БАНК и ее композицию «Все наоборот», аплодируя теме «Позволить или запретить?» (КЛОН), радуясь оптимистичной и веселой группе ВСТРЕЧА НА ЭЛЬБЕ, мы подумали, что животворные ростки нового пробиваются не только в бескомпромиссном авангарде металлического рока. Четко сработали романтики из КРЕМА, АЛЬЯНСА, ПИЛИГРИМА, ПРОЩАЙ МОЛОДОСТЬ, показав своей музыкой, что народность рок-жанра обязана быть такой не только на словах.

И пусть не вполне конструктивно выглядели МИСТЕР ИКС, БИОКОНСТРУКТОР, АБРИКОСОВЫЙ ПРИЮТ, сделав ставку на прошедшую свой «девятый вал» «новую волну». А впрочем, почему прошедшую? Кто знает, какой будет музыка завтра.

К. ЛОМАКИН, Е. ЗБРУЕВ.

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 21 апреля 2009, 16:33
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 5 / 0.001