"Музыкальная Жизнь" №22'1988 (советские рок-звезды на экране)


СОВЕТСКИЕ РОК-ЗВЕЗДЫ НА ЭКРАНЕ

Мода на рок не могла не коснуться экрана. Отечественная рок-музыка, которая через двадцать лет после рождения обрела наконец официальный статус, привлекла внимание кинематографистов, не подозревавших еще недавно о ее существовании. За несколько лет в различных ролях снялись многие музыканты, о которых раньше знали лишь поклонники, да и то в основном по магнитофонным записям. Режиссеры ввели рок-музыку и рок-коллективы в музыкальную комедию и бытовую драму, в детектив и фильмы-обозрения. Акцент, конечно, сделан прежде всего на внешней стороне рок-культуры...

у
Рок очень быстро потеснил на экране традиционную эстраду. Но легкая победа оказалась мнимой. В отличие от эстрадных песен, которые без особых усилий вписывались почти в любой сюжет, произведения рок-музыкантов плохо сочетались с привычными драматургическими схемами. Содержание песен зачастую оказывалось значительнее и глубже тех произведений, которые они должны были иллюстрировать.

Первым предстать перед зрителями довелось корифею нового направления советской музыки Андрею Макаревичу. В фильме «Начни сначала» он исполнил главную роль молодого певца и композитора Ковалева. Драматург А. Бородянский написал сценарий по мотивам биографии самого Макаревича. В сюжете было много прозрачных аллюзий, одно лишь упоминание газетных статей воскрешало в памяти полемику вокруг «Машины времени». Фильм должен был стать логическим продолжением «Мы из джаза», рассказать о трудных путях становления советского рока. Но режиссер А. Стефанович решил снимать музыкальную картину, его интересовал прежде всего зрелищный, развлекательный аспект. Возможно, поэтому он и пригласил на главную роль не профессионального актера, а рок-певца, как в свое время эстрадных исполнительниц — Аллу Пугачеву, Софию Ротару. Расчет режиссера оправдался лишь отчасти. Макаревич оказался довольно слабым шоуменом, актером. По ходу фильма ему пришлось играть во многих драматических сценах, к чему он не был готов. Режиссер усложнил задачу, окружив певца сильными профессиональными исполнителями, такими, как Ролан Быков, Светлана Немоляева, Игорь Скляр. За исключением тех эпизодов, в которых Макаревич пел свои песни — «Пока горит свеча», «В добрый час», «Разговор в поезде», он вынужден был позировать перед камерой, произносить заученные реплики, напускать на себя задумчивый вид...

Нельзя не учитывать, что советская рок-музыка — это «магнитофонная» культура. Магнитная запись использовалась и как источник музыкальной информации, своего рода учебное пособие для рок-музыкантов (из-за отсутствия пластинок зарубежных исполнителей), и как средство тиражирования собственных произведений, способ общения с публикой. Это наложило отпечаток на характер исполнения. С музыкальной точки зрения у многих ансамблей, начавших свою деятельность в семидесятых годах, и сегодня еще приглушен вокал, не слышна игра ударных, сужен диапазон звучания (как при многократной перезаписи с пленки на пленку). У музыкантов долгое время не было необходимости в овладении основами сценического движения, речи. Актерские средства, пластика, так же как и режиссура представлений, остались за пределами рок-культуры. И если в зале с расстояния двухсот метров недостаток мастерства можно было завуалировать светом, дымами, то на экране трудно скрыть мимику, жест, взгляд... Рок-музыкантам в кино приходится начинать с азов актерской профессии, учиться основам актерского мастерства.

Неслучайно именно Макаревичу, начавшему свой путь еще в 1967 году, пришлось открывать новую эпоху и на экране. Творчество «Машины времени» прочно связано с прошлым десятилетием. Им первым удалось выразить ощущение времени, настроения молодежной аудитории. Постоянные образы их песен того периода — замкнутое пространство, где время движется по кругу; часто можно встретить мотивы утверждения собственного «я», сомнения в абстрактных идеалах.

В песнях рок-музыкантов восьмидесятых годов меньше лиричности, утонченности, но зато больше сатиры, открытых лозунгов, наивной романтики. Одна из таких групп, «Алиса», созданная в 1984 году при Ленинградском рок-клубе, быстро стала в ряд с такими знаменитыми коллективами, как «Аквариум», «Зоопарк», «Кино», «Странные игры». Своей популярностью «Алиса» обязана прежде всего руководителю группы Константину Кинчеву, наделенному от природы не только прекрасными музыкальными способностями, но и колоритной внешностью, актерскими данными. Все это и определило выбор режиссера В. Огородникова, который пригласил певца сыграть главную роль в фильме «Взломщик» (1987). Кинчев был окружен в картине малоизвестными широкой публике актерами (Ю. Цапник, С. Гайтан и другие), которые не отвлекали внимание зрителей, но умело брали на себя основную драматическую нагрузку. В роли Лаушкина Кинчев должен был играть самого себя, музыканта, который раскрывается полностью только на сцене. Его непрофессионализм как драматического актера в этой ситуации работал на него. Песни-лозунги «Алисы» впервые прозвучали с экрана перед большой аудиторией:
Мне неясен взгляд тех, кто устал.
Мне непонятен тот, кто спит...


В фильме представлено много других популярных ленинградских коллективов — «Аукцион», «Кофе», «Присутствие», «АВИА», «Буратино». Парад рок-музыкантов, пышный маскарад костюмов, причесок, грима был объединен нехитрой историей двух братьев из неблагополучной семьи. Отношение к этому сюжету лучше всего выразил сам исполнитель главной роли: «... многие ситуации, в которые попадает герой, мне были незнакомы. Поэтому не могу сказать, что Кинчев вел бы в них себя так же, как Лаушкин...»

Социальная направленность рок-музыки, ее привязанность к конкретному историческому периоду, акцент на смысловой стороне песен уже сами по себе предопределили довольно узкий круг тем, так или иначе касающихся молодежных проблем. Попытка традиционными перипетиями сюжета оправдать присутствие подобных композиций и исполнителей приводили к тому, что фальшь на экране становилась особенно заметной.

Наглядным примером может служить широко разрекламированный фильм «АССА». Режиссер Сергей Соловьев использовал известные песни Бориса Гребенщикова и группы «Аквариум», оригинальную композицию Ал. Синицына и группу «Союз композиторов», песню в исполнении Жанны Агузаровой и ансамбля «Браво». В финале он вывел на экран руководителя рок-коллектива «Кино» Виктора Цоя. Такого размаха не знали прежде ни сцена, ни экран, ни даже студии грамзаписи. Ведь трудности были уже при подготовке, перезаписи, наложении фонограмм. Насколько необычной была работа, свидетельствует такая подробность: для песни «ВВС» Ал. Синицын использовал специальный звуковой фон — морзянку, которой передавался... рассказ Д. Хармса «Страх». В интервью одному из журналов режиссер выражал свое восхищение советской рок-музыкой, которая, по его словам «полна живой жизни», «питается серьезными, глубокими корнями». Особенно отмечал он творчество «Аквариума»: «Взять нашумевшие шлягеры Б. Гребенщикова — «Старик Козлодоев», «Мочалкин Блюз». Что это — ерничество, хулиганство? Убежден, что нет. Скорее — прекрасно усвоенные традиции творчества «обэриутов» — Хармса, Введенского, Олейникова, Заболоцкого...» («Советский музей» № 5, 1987). Здесь Соловьев допустил одну неточность: песни Гребенщикова названы «шлягерами», которыми они никогда не были. Шлягеры — продукт массовой культуры, к которой нельзя отнести и произведения «обэриутов»... Советская рок-музыка долгое время не имела доступа к грамзаписи, радио, телевидению. Она сочинялась для узкого круга любителей, была независима от потребительских вкусов широкой аудитории. Ее любительский статус обеспечивал ей свободу, творческую самобытность. К подобного рода мелочам можно было бы не придираться, если бы такие оплошности не проникли и в картину...

Общее звучание музыки — около сорока минут экранного времени, половина ленты! Для того, чтобы оправдать это, режиссеру понадобился герой-музыкант. Им стал провинциальный подросток по кличке Бананан, любитель, играющий по вечерам в ресторанах, что само по себе уже странно. В ресторанах, как известно, играют музыканты, которые ни в какие конфликты с милицией и властями предпочитают не вступать... Но этот сюжет разворачивается на втором плане, а на первый выступает детективная история. Матерый преступник Крымов, нанесший, как повествуется в пространном послесловии, ущерб государству в сто миллионов рублей, гибнет от любви. Предмет его обожания попадает под влияние Бананана, что вызывает в Крымове приступы ревности. Голосом Гребенщикова Бананан издевается над респектабельным Крымовым в песнях «Мочалкин Блюз» и «Старик Козлодоев». Тем же голосом он исполняет песни-притчи для возлюбленной «Иду на ты» и «Плоскость». Чудесная песня «Город золотой» иллюстрирует сентиментальную прогулку юной пары на канатной дороге. Развязка неожиданна: сперва Крымов с помощью целой банды расправляется с хилым соперником, а затем сам гибнет от руки возлюбленной, которая застрелила его в состоянии аффекта. Претензия на раскрытие взаимоотношений молодежи со старшим поколением гиперболизируется в финале картины — режиссер выводит на экран группу «Кино». Слова песни Виктора Цоя «Перемен требуют наши сердца...» повисают в воздухе, неизвестно к кому обращенные. Хотя, если вглядеться попристальней, можно догадаться, куда метил режиссер. Все в картине, начиная от выбора натуры (зимняя Ялта), актеров, сюжета до подбора рок-исполнителей рассчитано на зарубежного зрителя. Еще в 1985 году в Америке вышла пластинка «Красная волна», подготовленная Джоанной Стингрей, где были представлены группы «Аквариум», «Кино», «Алиса», «Странные игры». Диск «Браво» недавно появился в Финляндии. Приметы застойного времени, подчеркнутые в фильме, — конфликты молодого поколения с милицией, огромные портреты вождя, развешанные на улице, и тому подобное имеют такое же отношение к реальной жизни, как майки со словами «Перестройка» и «Гласность», выпускаемые на Западе, к социальным процессам, происходящим сейчас у нас в стране.

Рок-культура в кино не переросла в эстетический принцип. Герой любого художественного фильма может быть рок-музыкантом в такой же мере, как и артистом оригинального жанра, следователем или доктором. Но средства экранной выразительности в сочетании с элементами рок-представления послужили основой иного пространственно-временного существования рок-музыки: в видеоклипах, появившихся сперва на телевидении, а теперь существующих и отдельно на видеокассетах. Клип соединил в себе черты игрового кинематографа (сюжетные, постановочные ролики) с сиюминутностью эстрадных сценических представлений. В клипе исполнители всегда обращены к зрителям, даже если они разыгрывают драматическую сценку, временной дистанции, как в кино, не должно ощущаться.

Значение видео для рок-музыки можно сравнить разве что с появлением стереофонической грамзаписи. И первое и второе стало самостоятельной областью творчества, выдвинуло на первый план фигуру режиссера — звуко- и видео. Клипы уже сегодня стали школой исполнительского мастерства для музыкантов, несмотря на то, что их очень мало. В основе клипа всегда лежит необычный поворот, неожиданный сюжетный ход, что сближает музыкальное видео с эстрадой. В свое время П. Муравский писал, что «в канве эстрадного выступления непременно должен быть фокус. Без фокуса эстрады нет». Возможности видеотехники позволяют творить чудеса на экране, недоступные на сцене. Режиссер В. Крюков для программы «Веселые ребята» на телевидении снял ролик с Александром Градским, которого по праву считают первым советским рок-музыкантом. Певец исполнял на английском языке песню «Племя Шалтаев-Болтаев», в которой пародируется характерный нигилизм молодого поколения, воспитанного на образцах поп-культуры. Фоном в клипе служат фотографии из каталогов, иллюстрированных журналов, рекламных проспектов. В клипе играют детали: живая рука трогает струны на фотоизображении гитары, нога одного из стариков на снимке отбивает ритм песни. Слова «А я уже ни во что не верю!» сопровождаются треском разбитого стекла, за которым возникает новый интерьер с рекламного проспекта. Каждое отрицание, сопровождающееся разрушением на экране, порождает новые стереотипы, и так до бесконечности. В другом по характеру клипе, снятом ленинградским режиссером К. Фатовой к песне «АВИА» «Я не люблю тебя», использованы элементы пантомимы, клоунады, комических эстрадных представлений. Группа «АВИА» — «АНТИ-ВОКАЛЬНО-ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЙ АНСАМБЛЬ» пародирует песни различных музыкальных коллективов прошлого десятилетия. Главная тема лирики вокально-инструментальных ансамблей, преобразованная в песне «Я не люблю тебя», открывала большие возможности для фантазии режиссера, импровизации исполнителей, различных ракурсов съемки.

Первый советский полнометражный видеофильм «Как стать звездой» (1987) подвергся резкой и совершенно несправедливой критике. Разрекламированный как художественный, он был выпущен в кинопрокат и осужден за чрезмерную растянутость, бессодержательность, отсутствие стройной драматургии. Но никто из писавших о фильме не рассмотрел его под иным углом зрения. Виталий Аксенов, поставивший «Как стать звездой», — режиссер научно-популярного кино. Со скрупулезностью исследователя он подошел к этому фильму, создав своеобразную видеоэнциклопедию легких жанров от первых концертных выступлений знаменитых артистов, запечатленных на пленку, звезд ревю, шоу, мюзик-холла, кабаре — до современных видеоклипов, которые он ставил сам вместе с балетмейстером Борисом Эйфманом. Можно объяснить смысл и назначение любого из многочисленных эпизодов, включенных в фильм. Там нет ничего случайного. Если Луи Армстронг поет с экрана популярную песенку, а не блюз или спиричуэле, то это для того, чтобы продемонстрировать скэт, оказавший большое влияние на вокальную эстрадную технику. Намеренная хриплость и резкость голоса Армстронга как бы комментировали наивное содержание, скэт (звукоподражание) заменял слащавые строчки песни. Выступление Мориса Шевалье — это не только искусство шансона и дизез (камерного легкого напевания), но и одна из первых попыток создания сценического эстрадного образа, где большое значение приобрели костюм, движение, танец. Кадры с Лайзой Минелли и Ширли Мак Лейн, с «Битлз» и «Ху» — это история эстрады, которую мы знаем по описаниям. Режиссер В. Аксенов предоставил редкую возможность увидеть все это воочию. Целиком от начала и до конца это смотреть утомительно, но постановщик рассчитывал на видеоэкран, где есть возможность просматривать фильм частями с повторами и возвратами.

Режиссер довольно осмотрительно подошел к выбору исполнителей для постановочных клипов в «Как стать звездой». Бит-квартет «Секрет» — молодой коллектив из Ленинграда — сознательно подражает сценическому и музыкальному имиджу знаменитых «Битлз». Это не буквальное копирование (есть и такие группы), а творческое осмысление, развитие. У ливерпульской четверки есть чему поучиться, и не секрет, что для подражания «Битлз» надо обладать незаурядными музыкальными и в особенности артистическими данными. Коллектив «Секрета» доказал свое право быть последователями самых лучших в мире рок-музыкантов. Немаловажно, что квартет прошел хорошую экранную школу на ленинградском телевидении. Лидер группы Максим Леонидов — постоянный ведущий передачи «Кружатся диски», которая стала основой и ленты «Как стать звездой». Их клипы в картине, где участвуют великолепные мимы из театра-студии «Лицедеи», изобилуют погонями, потешными драками, прыжками в воду, переодеваниями. Ролик «Не трогай только гитару» снят в лучших традициях немых комических лент, динамично, с юмором, на одном дыхании. Режиссер как бы подводит к мысли о преемственности кинематографических жанров, их взаимодействии.

Станислав ЗИНЮК

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 10 октября 2008, 17:06
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 5 / 0.003