"Советская Эстрада и Цирк" №10'1990 (Ю. Айзеншпис)


СЕЙЧАС ЗА ЭТО НЕ СУДЯТ

— Что общего между плохим и хорошим концертом? — спросил меня однажды знакомый директор хозрасчетного центра. И, видя мое замешательство, ответил:
— И на тот, и на другой билетов нынче не продать.
А вот диалог между двумя администраторами — местного и столичного значения, который я услышала в областной филармонии:

МЕСТНЫЙ: Ну кого опять вы нам привезли?
СТОЛИЧНЫЙ: Отиеву, Квинт... (далее следовали не менее известные фамилии).
МЕСТНЫЙ: Да разве это артисты? Они же сборов не делают. Вы нам «Ласковых маев» побольше везите...

ЮРИЙ АЙЗЕНШПИСУвы, концертная жизнь переживает не самые лучшие времена. Сегодня билеты у входа в залы чаще продают, чем спрашивают, и все чаще бывает та же ситуация, как в старом театральном анекдоте: «Три сестры на сцене, два зрителя в зале». Даже если эти «сестры» известные солисты, коллективы. Почему пустуют зачастую даже престижные площадки, и зритель лениво собирается разве что на очень громкие имена?

Причина здесь, разумеется, не одна. Во-первых, аудитория концертов тает, как эскимо на батарее, потому что их организаторы (государственные и кооперативные учреждения), приспосабливаясь к новым экономическим условиям, принялись с завидным упорством обслуживать публику самым ходовым товаром — подростковым «попсом», мало интересным другим возрастным группам. В какой-то мере виновата здесь и видеотехника, обеспечивающая доставку кумиров прямо на дом,— к обеду или ужину в зависимости от пожелания владельца дорогой аппаратуры. Сказывается, конечно, и само время, захватившее всех без исключения своими политико-социальными зрелищами, перед которыми меркнут самые роскошные эстрадные шоу.

В такой ситуации растерялись и концертные воротилы закалки времен застоя, и их юные коллеги — выходцы из райкомов комсомола, распахивающие с соответствующим задором ниву отечественного шоу-бизнеса. Успех не сопутствует ни тем, ни другим, потому что связи и напористость, которыми в достаточной мере обладают и те, и другие, без настоящего профессионализма стоят сегодня на рынке шоу-бизнеса недорого.

Один из немногих, кто крепко стоит на ногах, — ЮРИЙ АЙЗЕНШПИС. Человек, в концертной жизни не новый, он серьезно заявил о себе такими большими программами, как «Музыка мира», «Интершанс-89», концерты групп «Кино», «ДДТ»...

В чем секрет успеха его предпринимательской деятельности и почему у него в отличие от его коллег, похоже, нет проблем с реализацией билетов и заполняемостью залов? С Юрием Айзеншписом я встретилась за кулисами Дворца спорта в Лужниках, где проходила его очередная молодежная программа. В отведенные для встречи с журналистом сорок минут (и не более того) он приоткрыл завесу над тайнами своей профессии. Лишь приоткрыл, и не более того, ибо какое мастерство без тайны. Пожалуй, этим объясняется сдержанность и лаконичность его ответов. А для начала попросила своего собеседника рассказать о себе.

— По образованию я инженер-экономист. В 1972 году окончил Московский экономико-статистический институт. Всегда увлекался музыкой, хотя никогда не играл ни на одном инструменте. Среди моих друзей было много музыкантов, которые стояли у истоков советского рока. А начинался он — и тут я могу поспорить с бесчисленными «дедушками» и «бабушками» нашего рока — в подвале дома номер семьдесят пять, что у метро «Сокол». Группа, которая там собиралась, поэтому и называлась — «Соколы». Зная мои деловые качества, музыканты обратились ко мне с просьбой помочь им с организацией выступлений. Так я стал менеджером. Тогда это слово у нас считалось запретным, и у начальства от культуры ассоциировалось с расхожими штампами: акулы шоу-бизнеса, его мутные воды, загнивающий Запад. Вполне понятно, что, занявшись этим, я не мог не избежать неприятностей. И они выразились в том, что я был осужден.

— И что вам вменяли в вину?
— Предпринимательство, коммерцию, валютные операции, словом то, за что сейчас уже не судят. А как я мог поступать, если иностранцы, привозившие столь необходимую для группы аппаратуру, хотели продавать ее только за твердую валюту? Поэтому я крутился, изворачивался как мог, вступая в конфликт с законом. И дорого заплатил за это...
Но времена меняются и, скажем, когда я был последний раз под следствием, меня отпустили за отсутствием состава преступления.

— Стало быть, менеджерской деятельностью вы занялись более двадцати лет назад. Наверное, за это время у вас сложились уже проверенные на практике принципы, следование которым гарантирует успех?
— Главное — делать первым то, что никто до тебя не делал. Так, когда группа «Соколы» стала очень популярна среди молодежи, у меня мелькнула мысль: а почему бы не устраивать выступления группы в кафе, куда можно пригласить друзей. Такое кафе (а вернее дирекция, согласившаяся на это) было найдено — «Экспромт», что на площади Курчатова. Входной билет тогда стоил рубль, и собранные деньги составляли наш заработок — примерно шесть-восемь рублей на человека. Так мы работали в маленьком кафе, где собиралась только наша тусовка. Кстати, этот термин возник в середине шестидесятых, а не в начале семидесятых годов, как утверждают некоторые летописцы рока.
Но росла аудитория, и мы переместились в клубы и дворцы культуры. И появилась новая идея — создать фан-клуб «Соколов», раз уж у группы так много приверженцев. И первым таким фан-клубом стал Дом культуры энергетиков.

— Помогают ли вам в работе экономические знания, полученные в институте?
— Безусловно. Я очень люблю свою профессию. А экономический анализ — мое любимое занятие. Чтобы на эту тему много не теоретизировать, расскажу, как родилась мысль провести концерт с участием групп «Фристайл» и «Сталкер». Я изучал и анализировал конъюнктуру рынка звукозаписи и пришел к выводу, что новая студийная группа «Фристайл» обгоняет по популярности «Ласковый май», «Мираж» и прочие танцевальные коллективы, значительно превосходя их по уровню профессионального мастерства и по качеству музыкального материала. В Москве ее никто на знал, и я первый вывел этих музыкантов на столичную сцену. Вторым стержнем программы являлась группа «Сталкер», хорошо известная завсегдатаям дискотек. А вместе с ними на площадку вышли несколько исполнителей дискотечного плана.

— Несколько отклоняясь от темы беседы, скажу, что все они производили (помимо «Фристайла» и еще двух-трех артистов) довольно убогое впечатление. Работали скучно и под фонограмму. Но переполненный зал убедительно доказывал, что даже самую невкусную конфетку легко продать, если опытной рукой завернуть ее в красивенькую бумажку...
— Согласен, что «упаковка» очень важна, но лишь ее одной мало. Очень существенна и «дозировка». Гастролер не должен часто выступать. Публику надо держать в некотором чувстве голода. Поэтому я организовал концерты «Алисы» и «ДДТ», которые не выступали в Москве около года, а также «Аквариума», лидер которого почти год работал за границей, — московский зритель успел по нему соскучиться. И наверное, по причине частых выступлений на публике, я не взялся бы устраивать концерты «Миража» и подобных ему коллективов.

— Случалось ли сталкиваться с директивными запретами, которые прежде были нормой, — этой группе можно выступать в Москве, а вот эту — не пускать на столичный порог?
— Официально сейчас никто ничего не запрещает. Но, однако, распространилась иная, более «демократичная» форма запрета — рекомендательные письма. Представьте себе, как поступит администрация стадионов, получая такое письмо за подписью заместителя начальника главного управления внутренних дел, в котором не рекомендовано устраивать концерты групп «Алиса», «Кино», «ДДТ»?

— А что вы делаете после того,как достигнута договоренность с администрацией залов, а на основании экономического анализа составлена программа будущего концерта?
— Делаю мощный промоушн*). Для этого используются все средства — объявления в печати, на телевидении, по радио, в метро. В городе устанавливаем стенды, растягиваем на улицах полотнища. Правда последнее требует специального разрешения Моссовета.
Затем начинаю реализацию билетной программы. Здесь очень важно учесть то, что у каждой театральной кассы в Москве (их около трехсот пятидесяти) своя специфика, свой покупатель. Есть, например, касса у метро «Юго-Западная». В среде кассиров ее называют «молотилкой». Почему? Вокруг очень много общежитий, и билеты, особенно на программы рок-музыки, берут с большой охотой. А есть кассы около Большого театра, которые на эти же концерты не продают билеты. Зная это, я вмешиваюсь в процесс реализации, а если продажа билетов идет туго, подключаю к этой работе своих агентов по распространению.
Разумеется, я не в состоянии один осилить такой объем работы. Мне помогает штат администраторов.

— Сейчас многие, даже далекие от концертной деятельности люди, принялись за составление программ, их прокат, увидев в этом возможность хорошо заработать. Как вы оцениваете их успехи?
— Я видел такие концерты. Они проходят по-дилетантски, потому что, видимо, организаторы не ставят перед собой другой задачи, кроме как заработать. Их не интересует звук, свет. Звучит, горит — ну и ладно. Я бы подобный концерт обставил иначе. Обеспечил хороший свет, звук, поставил сцену. И обязательно считался бы с теми условиями, которые ставит передо мной исполнитель. Словом, во главе угла должно стоять художественное качество, а уже потом — коммерция. Для того чтобы программа получилась, надо много работать.

Юрий Айзеншпис много работает. Результаты? Аншлаговые концерты. А совсем недавно я услышала как организаторы «Интершанса-90» вспоминали, что на прошлогоднем фестивале, который делал Айзеншпис, они не имели тех проблем, которые имеют сейчас. Тут я могла бы поставить точку, предполагающую оптимистический настрой,— вот, мол, как работать надо. А мне почему-то грустно. Нет, не за Юрия Айзеншписа. С ним как раз все в порядке. Грустно за себя, за нас. Потому что его организаторский талант распространяется пока только на коммерческую, модную продукцию. А что же делать тем, кто любит другую музыку?

Марина РАЙКИНА

*) В переводе с английского это слово обозначает продвижение артиста на музыкальном рынке. Помимо рекламы это понятие включает в себя и все другие меры, предпринимаемые менеджером для увеличения популярности своих подопечных (Прим. ред.)

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 20 июня 2008, 12:37
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииЮрий Айзеншпис - "Виктор Цой и другие. Как зажигают звезды"Геннадий Шостак03.08.2012

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 6 / 0.004