"Комсомольская Правда" 12.03.1987 ("Рок или урок")


РОК ИЛИ УРОК

Автор этих строк, как, впрочем, и все. остальные мои близкие друзья, в не столь далеком прошлом называли себя «хиппи» и «рокерами». «Вот до чего мы докатились!» — бросали и нам вслед прохожие, когда днем мы неспешно дефилировали по улицам в драных джинсах, с вышитыми на заплатах цветочками (я лично вышивал гладью — потом пригодилось в армии при оформлении плакатов и лозунгов), с волосами едва ли не до пояса и с многозначительными значками «Думай о снеге», «Любовь» и «Власть цветам!» А вечерами ходили на «подпольные» концерты «Машины времени» и верили во всеобщую хипповую взаимовыручку и братство. Внешним видом дело не ограничивалось: мы боготворили тяжелый рок и частенько собирались вместе у радиоприемника послушать любимую музыку, которую передавали «оттуда».

К чему я все это? Да к тому, что, слушая сегодня рассказы ребят о том, как участковый инспектор грозится снять с них металлические побрякушки и отправить куда следует, как одного из них не пускают в школу с выкрашенным чубом, как администраторы филармоний отказывают в предоставлении сцены «металлическим» рок-группам — мы словно видим в них самих себя. Себя — десятилетней давности. В этом смысле «сегодня» — лишь другое имя «вчера», какой уж тут гром среди ясного неба...

Ну и что же, спросите вы. Что было дальше?

Насчет всеобщего братства и взаимной хипповой выручки получилось слабовато: мы постриглись, нас призвали в армию. Вот там-то действительно было всеобщее братство и взаимовыручка. Не хипповое — армейское, настоящее братство... Ладно. Потом кто-то пошел в аспирантуру, кто-то — в цехи на заводы. Надо было наверстывать время, упущенное на эффектное дефилирование по улицам в драных штанах. Потом обзавелись семьями. Правда, тяжелый рок по-прежнему предпочитаем другой музыке, но это, в общем-то, дело вкуса. А так — у каждого своя судьба. Возьмем моих друзей. Сегодня двое из нас заведуют научными лабораториями, один — преподаватель экономики, ассистент кафедры, другой — врач-кардиолог, заканчивает диссертацию, третий — кандидат технических наук, заместитель декана, четвертый — инженер...

И тем не менее рассказываю я вам все это вовсе не с целью успокоить общественное мнение — мол, и эти, нынешние, как мы, со временем выветрят пыль из своих голов и займутся общественно полезным трудом. Заняться-то займутся.. Все верно. И все же, и все же... Мы были бы честны не до конца, если бы на том и поставили точку. И принялись бы лишь благодушно дожидаться того самого ветра, который выметает эту самую «пыль» из их экстравагантных голов, шокирующих сегодня на улицах чинных старушек.

Ведь сами отлично помним, как, слушая очередные передачи о тяжелом роке, их ведущий, небезызвестный Сева Новгородцев, ненавязчиво внушал: ну что ж, ребятки, до тех пор, пока рок в вашей стране запрещен, слушайте меня, а я уж постараюсь вразумить вас, что к чему. Мы и слушали. И вразумлялись. И вместе с последними новостями о рок-музыке и ее кумирах порой даже незаметно для самих себя впитывали и нечто другое, что к рок-музыке отношения абсолютно не имело. А Сева, надо сказать, в этом, смысле парень не промах: вам не дают играть рок-музыку? Вот так относятся в вашей стране к молодежи! Вас заставляют отрезать длинные волосы? Вот какова на самом деле у вас свобода личности! И т. д. и т. п. А что? — думали мы. — Ведь и в самом деле: не дают играть!.. Не каждый способен понять, что сидящий за каким-нибудь солидным служебным столом чинуша и бюрократ, наконец, просто недалекий человек, отдававший подобные распоряжения,— еще не Советская власть. Далеко не Советская власть. А просто — чинуша, бюрократ и недалекий человек, которые в любые времена и при любой власти случаются. Сегодня-то мы это понимаем отлично, но с какой же душевной борьбой мы слушали подобные комментарии тогда — десять лет назад!.. И опять же было бы нечестным сказать, что все мы тогда сумели устоять.

Короче, собравшись однажды вместе, я и мои друзья решили не дожидаться у моря погоды, а действовать.

Если коротко, то цель нашей самодеятельной группы — поставить заслон всем этим подленьким сомнениям, которыми, умело прикрываясь увлечениями молодежи, засоряют головы наших ребят все эти севы и им подобные. Причем, опираясь на печальный опыт своей юности, мы сразу пришли к выводу, что запретами проблем не решишь. Нет, мы не стали уподобляться дружиннику, по привычке ищущему виновных в разношерстной подростковой толпе. Но что же тогда?

А вот что. Используя свои познания в рок-музыке, мы и сами пытаемся всерьез разобраться в ней. и ребят стараемся учить распознавать, где истинное творчество, и где поп-коммерция и халтура, а порой и чистой воды провокация, где честные рок-певцы и где лишь целлулоидные клоуны на ни точках...

Разумеется, взялись мы за эту работу не от хорошей жизни. Просмотрите нашу прессу, периодику, телевидение. Несмотря на определенные позитивные сдвиги, освещение явлений молодежной музыки по-прежнему подается робко, с оглядкой: как бы чего не вышло. И напрасно. Не стоит преувеличивать, но в той же мере не стоит и преуменьшать влияние рок-музыки на современную молодежь. Нравится нам это или не нравится, но для нее порой гораздо авторитетнее, что сказал в связи с той или иной проблемой не уважаемый политический обозреватель Центрального телевидения, а любимый певец. А они, певцы эти, между прочим, говорят разное. Не считаться с этим, на наш взгляд, было бы непростительной оплошностью. Вот мы и стараемся использовать все это в своей работе: от проблем разоружения до наркомании.

Дается это, скажем сразу, нелегко. Речь даже не о том, что публика у нас не чета любителям искусства кройки и шитья. Случается — чего таить? — и потасовки между поклонниками различных рок-групп унимать. Но я опять же вот о чем: как, положим, вы отнесетесь к такому факту, что контрпропагандист в поисках материала и информации к очередной своей лекции вынужден ехать... на толкучку? А что прикажете делать, если информации о рок-музыке в наших библиотеках не сыскать? Вот и приходится выезжать на «металлическую толпу», чтобы приобрести втридорога свежие номера западных музыкальных журналов. Выхода иного попросту нет. Наши музыкальные библиотеки такой литературой не располагают. А мы должны знать больше ребят. Знать, чтобы быть готовыми к любому, самому каверзному вопросу наших подопечных. Они ведь часто, кроме двух-трех слов по-английски, больше, ничего не разумеют. Само собой, им и невдомек, о чем порой поют их кумиры. А все неизвестное, как утверждали мудрые древние, кажется великим...

Нашей группе три года. Действует она при поддержке Ждановского райкома комсомола Москвы.

Формы работы — самые разные. Начиная с короткого телефонного разговора и заканчивая многочасовыми лекциями с показом слайдов и прослушиванием фонограмм. Но и в том и в другом случае — это прежде всего столкновение взглядов.

Подопечных у нас сегодня без преувеличения сотни, хотя специально подсчетом не занимались, да нам это и ни к чему. Те самые ребята — «панки», «брейкеры», «волнисты», «металлисты». Что ж, мы с ними, кажется, ладим и всегда находим у них помощь и поддержку. Всегда. Должно быть, потому, что не врем и не заигрываем с ними. Вот недавно говорю одному «металлисту»: «А слабо всем вашим собраться на субботник, посвященный строительству молодежного, клуба?» Он: «Металлический» субботник?» «Ну, если хочешь, называй его так». Вижу — глаза у парня загорелись: «Согласен! Народу приведем кучу и докажем, что «металл» — он и в работе силен!..».

...Называйте нас дилетантами, наивными мечтателями или романтиками, но отступать от своего мы не намерены, в этом уж будьте уверены. Мы впредь будем работать с нашей разношерстной «аудиторией». И не только потому, что нам это нравится, а потому, что это, считаем мы, необходимо. Мода модой, увлечение увлечением, но одно все же должно остаться с ними навсегда — тот самый крепкий нравственный стержень, который и сегодня, и в будущем, в любой, самой сложной ситуации поможет нашим мальчишкам и девчонкам разобраться, что к чему, отличить здоровое от гнилого, честное от продажного. Будет в них этот стержень — отпадет и сам вопрос «К чему все это приведет?»

Но для этого, повторяем, надо не выжидать — действовать!

В. АВИЛОВ,
зав. лабораторией микробиологии и промышленной санитарии Всесоюзного научно-исследовательского и конструкторского института мясной промышленности. Москва.


Автор: Старый Пионэр
опубликовано 11 апреля 2008, 16:57
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 5 / 0.002