"Московский Комсомолец" 02.04.1989 (УРФИН ДЖЮС)


«Урфин Джюс» наедине с собой

Александр ПантыкинВ последнее время до столицы стали доходить противоречивые сведения. В одних говорится, что легендарный Саша Пантыкин (род. 12.01.1958) будет играть в новом составе «Наутилуса Помпилиуса», в других — что якобы он возрождает не менее легендарный и обросший небылицами «Урфин Джюс».

«...Через несколько дней состоялся суд над Урфином Джюсом. Жители Изумрудной страны предлагали отправить его в рудники.
— Друзья, — сказал Чарли Блек, — а не лучше ли оставить этого человека просто наедине с самим собой?
— Правильно, — сказала Элли, - это будет самым тяжелым наказанием для него, пусть он поживет среди тех людей, которых хотел подчинить себе, пусть все напоминает ему о его ужасных намерениях и делах.
Кагги-Карр хотела что-то возразить, но в это время жители Изумрудной страны так громогласно закричали «Ура! Да здравствуют Элли и ее друзья!» — что ей пришлось промолчать.
А Урфин Джюс, освобожденный стражей, пошел куда глаза глядят, под свист и улюлюканье горожан и фермеров...».

Пожалуй, каждый, кто хоть немного знаком с невероятно популярной сказочной повестью А. Волкова «Волшебник Изумрудного города», несомненно, вспомнил приведенный выше отрывок из продолжения «Волшебника...» — «Урфин Джюс и его деревянные солдаты». Это финальная сцена повести — изгнание коварного Урфина Джюса. Отрывок этот «вещий». И вот почему.

В редакции газет, журналов, на радио и телевидение до сих пор (!) приходят письма от поклонников свердловской группы «Урфин Джюс», возникшей в самом начале 80-х годов и смело шагнувшей в историю русского рока. Достаточно заметить, что альбом группы под названием «Пятнадчик», записанный еще в 1982 году, занял 32-е место в хит-параде журнала «Аврора» — место весьма хорошее, если счет уровня популярности идет на сотни: ведь итог подводился за всю историю советской рок-музыки.

Исходя из факта популярности группы автору этих строк пришла мысль обратиться к поэту, текстовику ныне «полуздравствующей» группы «Наутилус Помпилиус» Илье Кормильцеву, автору почти всех текстов рок-группы «Урфин Джюс».

— Илья, как ты считаешь, было ли появление «Урфина» неизбежной закономерностью или здесь сыграл роль его величество случай?
— Скорее первое, чем второе. «Я уже устал молчать, мне необходим контакт...» — споет лидер группы Александр Пантыкин в известном нашем альбоме «Жизнь в стиле «хэви-метал». Кстати замечу, что к «металлу» альбом этот никакого отношения не имеет. Даже косвенного.

— Как родился «Урфин Джюс»?
— В декабре 1980 года единственная тогда в Свердловске музыкальная студия «Сонанс», исповедовавшая стиль классического акустического авангарда, записала свой последний альбом «Шагреневая кожа» (по названию одной из песен альбома). Альбом очень понравился рок-критику Артему Троицкому, вызвал споры и определенный резонанс в среде рок-музыкантов и слушателей. Но творческий цикл «Сонанса» оказался на излете, в группе начались эстетические противоречия, в результате которых Саша Пантыкин ушел из группы, а остальные музыканты «Сонанса» — И. Скрипкарь, М. Перов, И. Димов и О. Балашов организовали группу «Трек». «Урфин Джюс» составили три музыканта — Саша Пантыкин (клавиши), Иван Савицкий (ударные) и Ю. Богатиков (гитара). Впрочем, И. Савицкий вскоре покинул группу, ритм-секцию заменил А. Плясунов, ныне музыкант группы «Встречное движение», которая работает в Свердловском драмтеатре.

— Илья, девяносто процентов текстов для «У. Д.» написано тобой.
— Да, в 1980—1981 годах я вел дискотеку в зале, соседнем с репетиционным группы «Урфин Джюс». Саша Пантыкин знал, что я пишу стихи, он предложил музыку, на которую нужно было написать тексты. Я не заставил себя долго ждать, и уже 31 декабря 1980 года группа «У. Д.» дала свой первый концерт в Уральском государственном университете, а в мае 1981 года был записан первый альбом «Путешествие». Приняли его довольно холодно: манера исполнения и галерея образов была для того времени весьма непривычной, авангардной. Рок-критика впоследствии констатирует, что альбом обогнал свое время, так как это был отчасти истинный «хэви-метал» с «чернушными» текстами.

— Что и говорить, тогда, в начале 80-х, и на Западе «металл» еще не развился, не оформился как стиль...
— Вот именно... Короче, ни одна филармония, ни один отдел культуры не осмелился бы тогда оказать нам помощь, да мы и не пытались обращаться в какие-то организации культуры.

— Меж тем вам, наверное, осточертело «вариться в собственном соку»...
— Еще как! Произошел первый кризис, не творческий (потенциала было предостаточно), а административный. А. Плясунов и Ю. Богатиков покинули «Урфин Джюс». Летом 1981 года на военных сборах после окончания Уральского университета я написал несколько новых текстов и отдал Саше Пантыкину, который искал новых музыкантов. Ими оказались Егор Белкин, гитарист верхне-пышминской группы «Р-клуб», и ударник Володя Назимов из группы «Пилигримы» (они, кстати, работали еще совсем недавно в «Наутилусе Помпилиусе»).

— Как Пантыкин разыскал этих ребят?
— Осенью 1981 года состоялся первый рок-фестиваль Свердловского архитектурного института. Если обратить внимание на год проведения — явление было почти невероятное по своей авангардности и смелости. Буквально за месяц была «Урфином» подготовлена программа, с ней вполне успешно группа выступила на фестивалях в Вильнюсе и Баку, а весной 1982 года записала свой хитовый альбом «15-к». Альбом был эстетически понятен и пришелся «ко двору» многим слушателям.

— Илья, мне известно, что довелось поработать даже «с тем самым» Александром Новиковым, «апологетом свердловского одесситства», невероятно популярным с середины 80-х и по сей день...
— Верно, Новиков осенью 1982 года искал аккомпанирующий состав для своих «зубастых» и несложных песен, которые почему-то до сих пор обзывают «кабацкими» или «блатными». Это, безусловно, талантливый человек, совершенно необоснованно наказанный. Будущее рассудит... Но эстетика у Новикова и у «Урфина» была совершенно разной, так что к весне 1983 года мы расстались, так ничего и не записав. Оставшись к этому времени без инструментов, аппарата и репетиционной базы, «У. Д.» все же сумел создать программу новых песен, записать которую удалось лишь спустя полтора года.

— Наступили тяжелые времена?
— Да, именно так, иначе не скажешь... От административного равнодушия — к агрессии. И все-таки в декабре 1983 года «Урфин Джюс» и «Трек» выступили на историческом концерте в ДК «Автомобилист», после которого начался самый настоящий период «андеграунда», подпольного рока. После того памятного концерта публика восторженно воскликнула: «Браво!», чиновники от искусства и комсомольская верхушка заявили бесповоротно: «Не пущать!» Очень скоро «Трек» распался, а «Урфин», зализывая раны, через восемь месяцев записал свой «реквием».-— альбом «Жизнь в стиле «хэви-метал», представляющий собой классический «хард-рок». С программой выбрались в Казань, выступили и с единственным концертом в Свердловске. И тут такое началось!

— Ну как же, помню: разгромные и обличающие статьи в «Собеседнике», «Комсомольской правде», «Литературной газете», да и местная свердловская пресса, чего уж тут греха таить, не поскупилась на обвинения в декадентстве и чуть ли не в антисоветчине. Время было такое...
— А уж сколько «телег» приходило на нас в различные инстанции. Все противники рок-музыки как будто сговорились. Я не преувеличиваю. Это был мощный удар. «Урфин» не умер окончательно. Все занялись подготовкой нового материала и записью сольных альбомов Егора Белкина (1985 г.) и Насти Полевой (1986 г.). Последнее выступление «У. Д.» в этом составе — весной 1986 г., да и то в только что созданном свердловском рок-клубе. Но это было фактически лишь воспоминание об «У. Д.».

— Ну что ж, Илья, «Урфин Джюс» был явлением несколько преждевременным для той неблаговидной ситуации с молодежной субкультурой в начале и середине 80-х годов. Артем Троицкий в своей книге «Снова в СССР» уделил внимание «Урфину» как группе неповторимой, самобытной. И знаешь, что я подумал? Быть может, пришло время «Урфину Джюсу» перестать быть «наедине с собой».
— Сейчас для этого есть все: готовы тексты, Саша Пантыкин за последнее время очень много работал, написал немало, поверь, профессиональной музыки. И мне очень верится в новое рождение «Урфина».

— Верит в возрождение «Урфина» и автор этих строк.

Андрей ГОРБАТОВ, научный сотрудник ГЦТМ имени А. А. Бахрушина.

ИТАК, «Урфин Джюс». дебютирует на фестивале «Звуковой дорожки» в «Олимпийском» с 13 по 16 апреля.

НЕСКОЛЬКО СОБЫТИЯ ИЗ ЖИЗНИ ГРУППЫ:
1982 г. — победа на фестивале «Опус» в Вильнюсе.
21 ноября 1984 г. — Свердловский горотдел культуры официально объявил о расформировании группы.
16 января 1985 г. — встреча в обкоме ВЛКСМ — попытка возродить ансамбль.
5 февраля 1985 г. — последняя неудача с попыткой залитовать программу последнего магнитоальбома. Неудача. Полный распад.

ДИСКОГРАФИЯ (ТОЧНЕЕ, МАГНИТОГРАФИЯ):
1. «Путешествие» — июнь 1981 г.
2. «15-к» — май 1982 г.
3. «Жизнь в стиле «хэви-метал» — 1984 г.

ЧТО ПОЧИТАТЬ КРИТИЧЕСКОГО В АДРЕС «У. Д.»?
А. Шуплов. «Кому нечего сказать, громче всех кричит». «Литературная Россия», 7 сентября 1984 г.
Т. Лескова. «Злой волшебник «Урфин Джюс», «Вечерняя Казань», 25 октября 1984 г.
А, Нефедов. «Недавно я услышал где-то...», «Собеседник», № 40, ноябрь 1984 г.
Р. Кулеев. «Урфин Джюс» — фантазия и реальность», «Приборостроитель», ноябрь, 1984 г.
В. Кичин. «Урфин Джюс» меняет имя», «ЛГ», № 49, 5 декабря 1984 г.

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 29 июня 2006, 13:05
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв | Купить диски

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.006