ПОСЛЕДНИЙ ШАНС (разные издания)


Опера на три голоса

История ансамбля ПОСЛЕДНИЙ ШАНС - хорошее доказательство того, как постепенно, из смутного ощущения правильности выбираемого пути, методом творческого поиска рождается коллектив, заслуживающий самого серьезного отношения.

Сказать о них "музыканты" - значит не сказать ничего, хотя ансамбль ПОСЛЕДНИЙ ШАНС начинался как коллектив музыкальный. В ноябре 1975 года Александр Самойлов и Владимир Щукин решили создать дуэт. Владимир уже давно сочинял песни, а Александр играл на ударных в группе РУБИНОВАЯ АТАКА. Несовершенство и дороговизна электронных инструментов того времени заставили их обратиться к "обычным" инструментам. Но им хотелось найти новый принцип "музыкального созидания". Большое впечатление на Александра Самойлова произвела статья об ударнике Элвине Джонсе, которому брат однажды сказал: "Играй так, будто это последний концерт в твоей жизни, тогда что-то получится".

Путь от идеи до ее воплощения был долгим, а сложности начались сразу. Но зато уже первый концерт - в интернате, на Новый год - подтвердил правильность поиска: слушатели сопереживали песне.

Но хотелось большего. Случайности не было в том, что судьба свела их с Евгением Харитоновым, актером и режиссером пантомимы. Здесь уместно сказать о двух школах пластического танца. Одна основана на традициях классического балета, на красоте симметрии - развороте плеч, постановке ног, положении рук. Вторая - на так называемом контрпосте - системе асимметрии и противодвижения. Такая система позволяет выявить естественную красоту в любом человеке. Евгений Харитонов начал "ставить" песни ПОСЛЕДНЕГО ШАНСА.

В течение трех лет они выступали в кинотеатре "Баррикады" перед сеансами. Это был своеобразный полигон, на котором выявлялся оптимальный вариант режиссуры. Тогда же к ним присоединился скрипач Сергей Рыженко. С новым инструментом можно было делать новый номер, например, песню для колокольчиков или клаксона. Естественный звук по природе своей выразителен, и, поскольку ПОСЛЕДНЕМУ ШАНСУ стадионы были не нужны, в небольшой аудитории эти "инструменты" отлично раскрывали свои музыкальные свойства.

Нередко люди, сходящиеся в понимании своих целей в искусстве, плохо ладят в жизни. Они преодолели и это. Вот уже несколько лет ансамбль выступает в неизменном составе: Александр Самойлов, Сергей Рыженко и Сергей Воробьев.

Некоторым музыкантам бывает достаточно академической замкнутости своей музыки, чтобы не чувствовать границы между собой и зрителем, но большинство эту границу чувствуют и, стремясь ее преодолеть, идут на разные уловки: шумы, дымы, кордебалеты... Это действует безотказно и порой оживляет пение. Но такой "артистизм", часто находясь на грани пошлости, еще чаще оказывается за гранью. ПОСЛЕДНИЙ ШАНС не заигрывает со зрителем, и аудитория, чувствуя такое жесткое отношение к себе, подчиняется не сразу. Бывает даже так, что часть зрителей, ожидавших услышать что-то слащаво-электронное, уходит. Но большинство остается.

В краткой вводной лекции об отношении к песне музыканты говорят о драматическом взаимодействии между актерами, о том, что сцена требует драматургии... Она ищется по-разному. В манере ПОСЛЕДНЕГО ШАНСА театральное действие - главное. Эффект возникает из песни и сценического движения. Известно, что зрительное впечатление сильнее слухового: то, что хорошо видимо, плохо слышимо. Были бы песни пустые, прыгай как угодно высоко и красиво - ущерба им не нанесешь. Но удивительно: использование ярких приемов - костюмы, инструменты, пантомима - не подавляет песню, она не только хорошо слушается, но и в чем-то значительно выигрывает. Что-то возникает сверх песни, сверх музыки и движения, сверх режиссуры и сверх стихов Блока, Есенина, Фета, Крылова. И, конечно, не случаен выбор поэтов, чьи игровые и звуковые стихи прекрасно обыгрываются, не случаен даже Державин, стихотворение которого с успехом можно спеть как романс.

Надо сказать, песни ПОСЛЕДНЕГО ШАНСА иносказательные, а значит, многоплановые. Но сверх исполнения остается то неуловимое обаяние коллективной личности трех музыкантов, которое так трудно достижимо, но которое легко воспринимается даже самым неподготовленным зрителем. Замкнутость искусства - болезнь культуры. Тревожным симптомам этого - бесформенности и бессмысленности - можно противопоставить только форму и смысл, безвкусице - вкус, мешанине стилей - традицию, безликому ремесленничеству - личностное отношение мастера, то отношение к искусству, которое равнозначно поступку в жизни.

Ансамблю удалось совместить в маленьких концертных номерах музыку, поэзию и действие. Их концерты - одна из немногих удавшихся попыток создания современной социальной оперы. Оперы на три голоса. ПОСЛЕДНИЙ ШАНС добился того, чтобы играть так, будто каждый концерт - последний. Но, как говорит древняя мудрость, "последний" не по жадности и торопливости желаний или духовных напряжений, а последний по гармоничности труда и бескорыстия".

Юрий ПЕТРОВ
Фото Андрея ФИЛАТОВА

"Смена" №9(1415), май 1986



Песня на любой возраст

Ночь никак не хотела уходить, серые краски обволакивали поляну и небольшую эстраду, а в центре ее - двух людей; у одного в руках была гитара, второй играл на свирельке, впрочем, иногда свирелька исчезала, и появлялись барабанчики, деревяшки, колокольцы... Еще, кажется, был дождь, но никто из зрителей, сидящих на поляне вокруг эстрады, не обращал на него внимания. Люди слушали песни, которые казались разноцветными, и в унылость дождливого утра врывались яркие солнечные звуки.

Так на одном из импровизированных концертов самодеятельной песни я впервые увидел дуэт (сейчас это ансамбль) ПОСЛЕДНИЙ ШАНС. Было это десять лет назад. Песни очень понравились, название насторожило. Слышалось в нем что-то вызывающе-пижонское. Но потом ребята объяснили, что в названии этом, если угодно, кредо ансамбля: выходить перед зрителем каждый раз, как в последний. Выкладываться до конца. Это - как бы последний шанс запомниться зрителю, повлиять на него, стать ему необходимым. Последний шанс...

Сейчас в ансамбле трое: Сергей Рыженко, Сергей Воробьев и руководитель и основатель ПОСЛЕДНЕГО ШАНСА Александр Самойлов. Невозможно сосчитать, сколько концертов было у ансамбля за эти десять лет. Но кое-что подсчету все-таки поддается: шесть пластинок на фирме "Мелодия" - цифра, согласитесь, солидная. И то, что ансамбль стал дипломантом XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве, - оценка, безусловно, серьезная и неслучайная. И по радио звучат песни в их исполнении, и по телевизору их можно посмотреть...

Правда, никак не могут концертные организации "прописать" ансамбль. Уж больно он ни на кого не похож, уж больно своеобразен. Так и существует ПОСЛЕДНИЙ ШАНС: вроде известный, а вроде - ни при ком.

Но в чем же своеобразие этих трех исполнителей? Они играют каждую свою песню, как пьесу. Их выступление - это песенный театр трех актеров. Иногда они даже используют куклы и марионетки: им важно, чтобы их песни публика не только слушала, но и смотрела. Они пускают в зал мыльные пузырьки, и маленькие зрители с восторгом ловят их. Они могут своей песней объединить зрителей, заставить зал стать единым целым.

Человеку всегда передается от другого человека радость, ощущение праздника, восторга. Перед тем как выйти на сцену, у каждого из них, естественно, может быть любое настроение, но когда они на виду, зритель должен ощутить их радость: "Вот мы перед вами. Вот наши песни. Вот наши яркие краски. Давайте вместе с нами посмотрим, как это прекрасно, когда мир ярок, когда цветные краски наполняют его. Разве вам не хочется убедиться в этом?".

Они похожи на сказочников и скоморохов. У них нет сложных музыкальных инструментов. Гитара. Скрипка. И все остальное... Это все остальное даже, по-моему, сосчитать невозможно; даже назвать трудно все эти звучащие треугольники из металла, пищалки, погремушки... Возможно, отчасти это - и бунт против засилия электронной музыки, тяга к звуку естественному. ПОСЛЕДНИЙ ШАНС очень хорошо помнит то, что многие современные ВИА, увы, забывают: песня - это прежде всего гармония. Гармония музыки, и слов, и жеста, и движения. На сцене нельзя суетиться и всеми силами стараться понравиться. Они общаются со зрителем так, будто заранее уверены, что в зале их друзья. И в ходе концерта зал становится их другом.

Знаю, что музыку ребята пишут сами. "А что за стихи?" - спрашиваю у Александра Самойлова. И он начинает спокойно перечислять: "Из классики: Державин, Крылов, Бёрнс, Фет, Есенин... Из современных: Мориц, Берестов, Яснов..." Да, тут есть над чем задуматься. Сказочники, скоморохи - и вдруг Державин, Фет?

Секрет успеха, мне кажется, вот в чем. Последнее время все больше говорят о том, что в ТЮЗах должен быть смешанный зал, что репертуар театра нужно рассчитывать и на взрослых, и на детей, чтобы спектакли объединяли в зрительном зале разные поколения. ПОСЛЕДНИЙ ШАНС как раз и создает театр песни для всех возрастов. Дети на его концертах услышат одно, подростки - что-то более глубокое, взрослым интересно будет что-то еще. Может быть, так: его песни интересны для детей, которые станут взрослыми, и для взрослых, которые не забыли, что они были детьми. Песенный театр - семейный театр, и в этом его уникальность. Ансамбль хочет воспитывать детей на хорошей, настоящей поэзии, понимая, что только такая поэзия может быть "многослойной", может по-разному прочитываться людьми разных возрастов.

С чисто детской легкостью ПОСЛЕДНИЙ ШАНС собирается в путь, чтобы выступать в студенческих строительных отрядах, в пионерских лагерях. Как и положено настоящим скоморохам, ребята не боятся путешествовать. Вообще, если они чего и боятся, то разве что непонимания, предвзятого к ним отношения.

На лесной ли поляне или в концертном зале, на экране ли телевизора или в радиопередаче - они всегда хотят быть естественными и веселыми. Как дети. И мудрыми, как дети. Детство для них - не просто период в жизни, а, если хотите, критерий истинности. И потому я, например, верю в их будущее.

Андрей МАКСИМОВ
Фото А. ФИЛАТОВА

"Семья и Школа" №5'1986



ЛАСТ ЧАНС - ПОСЛЕДНИЙ ШАНС
Праздник фольклора в Виннипеге

Так и хочется тут же вспомнить английскую поговорку "Зе ласт бат нот зе лист" (последний по списку, но не по значению) - по отношению к группе ПОСЛЕДНИЙ ШАНС. Пятнадцать лет кропотливого труда и поиска своего собственного творческого лица, "подполье", поездки по городам и весям, участие в самых неожиданных проектах, вплоть до записи песен для пластинок-пособий по обучению русскому языку, естественная для такой жизни "текучесть" состава - и вместе с тем завидная стабильность формы, уверенность в себе, в правильности найденного пути... Эти слова можно отнести и к самой группе, и к ее бессменному руководителю Александру Самойлову.

Начав работу с талантливым автором песен Владимиром Щукиным и сохранив его песни в репертуаре ШАНСА, Саша все эти годы опирался на выразительные возможности естественного звучания - голосов и инструментов - и естественного поведения на сцене. Но главное - то, что с самого начала он выбрал игровой способ воплощения песен. Раскрепощенное, ни в чем не скованное взаимодействие четырех певцов-мультиинструменталистов, всевозможные сценические коллизии, возникающие спонтанно, неожиданно и подчас захватывающе, острые игровые моменты и ситуации, в которых раскрывается характер каждого актера, - это сложившийся почерк выступлений ПОСЛЕДНЕГО ШАНСА.

Немаловажную роль в становлении этого почерка сыграли занятия Саши Самойлова в студии пластической импровизации Е. Харитонова - чье творческое наследие ныне, когда его уже нет с нами, далеко не освоено и не изучено полностью, а ведь Харитонов был еще и замечательным поэтом. Не потому ли так чуток к поэзии лидер ПОСЛЕДНЕГО ШАНСА? Песни на стихи К. Чуковского, Д. Хармса, М. Яснова, И. Иртеньева соседствуют в репертуаре группы с композициями на стихи Пушкина и Блока, Сумарокова и Есенина, Гумилева и Цветаевой...

Но не менее интересен в творческом облике ШАНСА его инструментарий. Чего только не увидите вы в их руках - тут и гармоника, и причудливые детские свистульки, и насос, и бочка с натянутой веревкой, и контрабас-балалайка. На любой вкус и возраст! И дело не только в том, что участники ПОСЛЕДНЕГО ШАНСА принципиально не делят свою аудиторию на "взрослых" и "маленьких", да и в выступлениях группы иногда вы можете услышать пение Ксюши и Егора Самойловых - просто такое богатство звучания с помощью самых простых инструментов дает возможность почувствовать стихию творчества здесь и сейчас, приобщиться к ней сразу же! Потому нередко выступления группы превращаются в импровизированный праздник сотворчества и зрителей, и музыкантов.

Так было и совсем недавно на многочисленных концертах ПОСЛЕДНЕГО ШАНСА в Канаде. Устроители фолк-фестиваля в Виннипеге, и прежде всего его художественный руководитель Розалия Голдстейн (в этом году она стала "женщиной года" в Канаде), познакомились с творчеством ПОСЛЕДНЕГО ШАНСА заочно, кассету с записью песен группы им показал Артем Троицкий. Песни понравились - но главное, они удивительно соответствовали атмосфере фестиваля в Виннипеге. И Розалия не задумываясь пригласила группу принять участие в этом празднике музыки. Спонсором поездки (группу пригласили также выступить в Торонто и Монреале) стала строительная компания "Сентрал Кэнэдиэн Стракчерз", а с организационной ее стороной помог справиться советско-американский фонд "Культурная инициатива". Короче говоря, не прошло и года, как ПОСЛЕДНИЙ ШАНС, то бишь ЛАСТ ЧАНС, как его любовно величали гостеприимные жители Канады, посетил с концертами эту замечательную страну.

О том, как себя чувствовали члены группы, можете судить сами, глядя на публикуемое фото. Вольготно! Тимур Юнасов мечтательно озирает лесистые окрестности Виннипега, Юра Понятых и Дима Коробков приобрели спортивную выправку (благо, развернуться было где, фестиваль проходил три дня в живописном лагере на открытом воздухе), ну а лидер команды заботливо обнимает дочь - ее соло очень органично вписались в общую стилистику группы, и Ксюша приобрела заслуженную популярность. Позади реет флаг, на котором красуется название группы, - и оно, как и сами ребята, хорошо запомнилось любителям фолк-музыки в Канаде, ведь их песни звучали и по радио, и интервью с ними показывалось по ТВ. У ШАНСА появились новые шансы на продолжение контактов с Канадой - и в немалом количестве...

Что ж, не первый уже раз наши музыканты пользуются успехом за рубежом. Интересно другое - как ощутили себя они сами среди собратьев по профессии, каков был их собственный рейтинг?

- Чувствовали ответственность, даже волновались немного - ведь рядом были музыканты буквально со всего мира. Трудно назвать национальность или этническую группу, представителей которой не было бы на фестивале в Виннипеге. Только что отзвучала электрогитара, и уже мы слышим ситар, табла, а вот на смену им пришла гармоника... Настоящий праздник дружбы и музыки. Зрители откликались и на содержание песен - оно было понятно, а нам была близка их реакция. На сцене возникали и джем-сейшнз, импровизированные дуэты и ансамбли. По нашему внутреннему ощущению и по словам других исполнителей - в музыке действительно нет никаких границ! Ее язык понятен каждому!

Татьяна АЛЕКСЕЕВА
"Московский Комсомолец" 10.08.1990


Автор: Старый Пионэр
опубликовано 28 апреля 2006, 19:47
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (1) | Оставьте свой отзыв

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.003